История рода Валынских. Дорога в некромаги - Страница 3 - Форум, посвященный играм The Sims 4,3,2,1


  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Девочка--вамп  
Форум, посвященный играм The Sims 4,3,2,1 » Общение » Литература » История рода Валынских. Дорога в некромаги (1 часть)
История рода Валынских. Дорога в некромаги
Девочка--вампДата: Воскресенье, 12.08.2012, 02:15 | Сообщение # 31
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
Глава 10.
Увы, время не лечит, оно лишь дает иногда возможность посмотреть на ситуацию с другой стороны. Потому иногда все важное ранее потом кажется уже мирской тщетой.
Мария сидела с ногами на кровати и восстанавливала в памяти каждую деталь прошлых событий. Ритуал… казнь… ссора с Арчибальдом… визит Гривнова… Последнее тревожило больше всего. До этого девочка не думала, что кто-то из окружения ее отца знает ее и даже не считает без вести пропавшей. Друг за дверью послышался тихий шорох, и девочка невольно вздрогнула. Обычно в такое время в коридорах не так-то много праздношатающихся любителей ночных прогулок. Разве что это никси решили проинспектировать наличие учеников в постелях и их же отсутствие в самых разных и неожиданных местах.

Человек преклонил колени, стоя перед кроватью, на которой лежал старый, сделанный в светлых красках портрет молодой улыбающейся женщины. Тени отплясывали на ее изображении, отчего бледное с заостренными скулами лицо казалось живым и подвижным.
- Осталось совсем немного… - пробормотал он себе под нос, - еще чуть-чуть… сейчас она мягка как воск, стоит лишь нажать, и она примет ту форму, что нам нужна. Подожди немного. Только подожди. Долгие страдания всегда окупаются большой радостью, веришь? Всегда.

Шорох повторился, и Мария свесила ноги с кровати. Нелли мирно спала на соседней кровати, время от времени почесывая свой длинный нос и морщась. Наверное, ей снилось что-то неприятное, ибо вид у девушки был такой, будто ей предлагают съесть живую лягушку.
Девочка хмыкнула и на цыпочках подкралась к двери, прислушиваясь. Послышались тихие, постепенно удаляющиеся шаги, натуженное сопение, и снова все стихло.
Увы, любопытство – это первый порок дочерей Евы, если верить церкви. Конечно, Мария ей не верила, но любопытство от того меньше не становилось.
Тихо скрипнула дверь, Мария сделала несколько шагов по коридору. Магические огоньки в факелах и держателях сонно затрепетали от поднятого сквозняка. Весь их вид выражал крайнее неудовольствие тем, что их отвлекают от такого ответственного дела как сон.
Мария уже и сама не против была к ним присоединиться, но вдруг за углом мелькнула чья-то неясная тень, за которой девочка и последовала, стараясь ступать как можно более бесшумно.
Коридор змеей извивался меж влажных стен, потому девочка не могла видеть толком, за кем она шла, но когда увидела, то испытала благоговейный и вместе с тем сладкий ужас. Эльберт. Впереди, спиной к ней, стоял Эльберт из плоти и крови. Его темный костюм, в котором его вели на казнь, его каштановый мелкий бес, который причинял кучу хлопот при расчесывании, его высокий рост… Мария хотела кинуться к нему немедля, но вдруг подумала о том, что духи не любят, когда их тревожат.
Хотя вдруг.… Вдруг ему удалось спастись? Вдруг он применил какую-то магию и ускользнул из-под бдительного надзора тюремщиков? Но нет, она же слышала его крики, да и никто из учителей не поднял кипишь. Значит, это все-таки его дух.
- Эльберт, - осторожно позвала Мария, вжавшись в стену, - ты меня слышишь?
Не слышал. Дух продолжал стоять спиной к ней и смотреть куда-то, где, должно быть, кончался коридор.
«Он меня не видит», - лихорадочно соображала Мария, - «или не может видеть. Может, он хочет что-то мне показать?»
Будто в подтверждение ее слов фигура двинулась в сторону бокового прохода, где отдыхали многочисленные слуги замка.
За поворотом обнаружилась лестница, ведущая вниз, к подвалам. Девочка уже хотела двинуться, как кто-то тронул ее за плечо.
- Т-с-с-с… - прошептал за спиной знакомый голос, - это я, Нелли. Ты чего среди ночи ходишь? Давно стоя не ела и на животе не спала?
- Нелли, - трагическим шепотом проговорила Мария, - пожалуйста, тише! Там дух Эльберта, и он хочет что-то показать мне…
Взгляд подруги стал сочувствующим, как у психиатра, которому достался безнадежный пациент. Заметив это, Мария махнула рукой и обернулась к удаляющейся фигуре. Внезапно она тоже обернулась, и девочки инстинктивно прыснули в разные стороны.
- Кто бы ты ни был, выходи! Я знаю, что ты здесь! – проговорил чей-то совершенно чудой голос.
Свет магического огонька упал на его лицо, и Мария едва сдержала тихий вздох. Это был не Эльберт, а совершенно незнакомый человек. Он тоже был молод, с острыми чертами лица, худощав, с мешками под глазами, будто работал с утра до ночи в последнее время. Ох, надо же было так попасть! Мало того, что пошла среди ночи к черту на куличики, так еще и на незнакомца весьма странной наружности нарвалась! На незнакомца, который к тому же ее еще и видел. Парень сделал шаг по направлению к тому месту, где затаились и старались не дышать две девочки-первоклассницы.
Мария уже хотела подхватить Нелли и кинуться прочь в надежде, что незнакомец не разглядел их лиц, но вдруг он остановился и помассировал тонкую шею, будто испытывал в ней непрестанные боли.
И как можно было спутать Эльберта с ним? На Марию внезапно накатило такое разочарование, что захотелось кинуться на землю и завыть на разные лады. Лишь страх быть обнаруженной предостерегал ее от сих опрометчивых действий.
- Эти духи вечно везде шастают, - самому себе поведал парень и, круто развернувшись на каблуках, стал спускаться в подвал.
- Идем за ним, - одними губами прошептала Мария и, не дожидаясь возражений со стороны подруги, потянула Нелли вперед по коридору.
Несколько минут шли без остановок, но вскоре молодой человек остановился и саданул кулаком по стене, после чего часть ее отодвинулась, являя узкий проход, освещенный зеленым светом, который обычно давала желчь эльфа. Да, на одном из уроков бестиологии, кажется, рассказывали о таком способе освещения, только использовался он редко за счет дурного запаха.
Шаги отдавались гулким эхо по всему коридору, и девочкам пришлось остановиться, ибо их сейчас было очень легко услышать.
- Применим левитацию? – спросила Нелли, смотря странному человеку вслед.
- Нас могут заметить на магическом уровне, но рискнуть все-таки можно, - кивнула Мария, отчаянно надеясь, что магия самой школы перекроет их собственные магические следы.
Рискнули. Невидимая струя воздуха подняла девочек, неся над мраморным полом с непредсказуемыми спусками и поворотами.
Идущий впереди был явно чем-то сильно занят: он бормотал себе под нос, порой принимался разговаривать сам с собой и отчаянно жестикулировать. «Сумасшедший какой-то», - подумала Мария, но делиться своими мыслями вслух не решилась.
Снова стена и поворот, но на этот раз незнакомец уже не произносил никаких заклинаний. Он просто исчез.
Мария подошла к тому месту, где это произошло, и недоуменно потрогала стену.
- Ничего. Просто камень. Ты не расслышала, говорил ли он что-то? – девочка обернулась к замершей подруге.
Нелли растерянно покачала головой и посмотрела туда, откуда они пришли. Вдалеке еще можно было разглядеть проблески света.
- Тогда, - вынесла вердикт Мария, - надо вернуться в комнаты, а завтра учителям пересказать все, что мы видели.
- Угу, а заодно объяснить, что мы сами делали в подвалах среди ночи, - невесело усмехнулась ведьма, - и доказать, что мы не пособничали этому странному типу.
- Знаешь, мне кажется, что это вход на Авалон, - почти не слушая подругу, пробормотала Мария, - тот, о котором говорил мне Эльберт перед своей смертью.
Нелли неопределенно дернула плечом, что можно было толковать и как «пойдем уже спать, надоело мерзнуть» и как «не верб я в эту чепуху и тебе не советую».

На следующее утро девочек разбудил ужасный грохот и звук чьих-то не самых дружелюбных и радостных голосов. Кто-то бегал, по коридору, отчего гул заполнил все помещения, проникая даже сквозь толстые стены.
- Да как такое вообще случилось?! Куда вы смотрели?! Для чего, черт вас дети, вас вообще сюда поставили?! Для эстетического удовольствия присутствующих? – раскатистым басом разорялся почтенный директор не менее почтенной школы.
Слышалось виноватое шмыганье и шарканье, что-то безуспешно пытался оправдаться противным писклявым голоском.
- - Я… я видел два силуэта, сэр. Два темных девичьих силуэта исчезли в темноте этого самого коридора, - произнес кто-то совсем рядом с дверью.
Сердце Марии будто упало с большой высоты. Она не понимала, что происходит снаружи, но уже догадывалась, что ничего хорошего. И в этом не очень хорошем явно могут обвинить их с Нелли.
- Как они выглядели?
- Одна, кажется, рыжая, высокая. Другая темноволосая, худенькая. У рыженькой на предплечье белый цветок какой-то нарисован.
- Белый тюльпан. Обыскать комнаты миссис Валынской и мисс Ковалевой! Немедленно!
Раздался стук в дверь, и в комнату девочек вошла вся честная компания в лице директора, пары никси и преподавательского состава.
- Юные леди, нам придется обыскать вашу комнату, - проговорил директор твердо.
- К чему такое внимание к паре скромных студенток? – ехидно спросила Нелли, быстро накидывая на плечи цветастое покрывало, - да еще и когда они не одеты!
- Сейчас не до приличий, мисс Ковалева, - извиняющимся тоном проговорил директор, но потом поспешил исправиться, - юные леди, мы вынуждены обыскать вашу комнату, ибо сегодня школа была ограблена. Из тайника пропал Кристалл Души.
- А при чем тут мы? – деликатно осведомилась Мария.
- Вас видели этой ночью в коридоре крадущимися в направлении подвала, - холодно вставил Арчибальд, указывая на робкого никси, что стоял у него за спиной и виновато шмыгал длинным носом.
- Дамам нельзя отлучиться по женским делам? – подняла бровь Нелли.
- Туалеты в другой стороне, мисс. Жаль, что за столь долгое время, что вы провели здесь, вы не открыли для себя эту истину.
Ребекка, что стояла рядом со своим коллегой, щеголяя роскошным черным платьем с белым кружевом, ехидно поджала тонкие губы.
По команде директора пара никси начала методично переворачивать все вверх дном. Ничего не найдя, они весьма огорчились, хотя и старались этого не показывать. Куда удобнее было бы все свалить на первоклассниц, чем отвечать за то, что упустили настоящего вора, что может причинить вред обитателям школы.
- Да бросьте, - фыркнул мистер О’Доннел, - зачем ученицам красть такой серьезный артефакт? Слишком масштабно даже для столь склонных к шуткам существ.
- Баловство порой не знает границ, - явно пошел на попятный директор, - впрочем, мы еще вернемся к разговору о том, что юные люди, которые должны пополнить ряды благовоспитанных дам, делают ночью в коридорах, что ведут в подвал. И почему после этого пропадают артефакты, которые способны создавать твердые иллюзии.
Мария открыла было рот, но поймала предупреждающий взгляд Арчибальда и быстро замолчала.
- Да, миссис Валынская? – заметил этот маневр директор, - вы что-то хотели сказать нам?
- Ничего, сэр, - с трудом выдавила Мария, - я просто рада, что с нас сняли подозрения, вот и все. Надеюсь, более такие ситуации повторяться не будут.
Воцарилось неловкое молчание.
- Да, раз уж случилось побывать у вас, сообщаю, что в конце данной учебной недели состоится торжественный прием в честь высоких гостей. У вас будет время подготовиться. Более подробную информацию вы сможете увидеть сегодня к вечеру на информационном стенде над пляшущей статуей, - директор протер лысину неизменным красным платком и, махнув остальным учителям, покинул комнату.
Девочки остались одним наедине со своими мыслями. Нелли очнулась первой и, убедившись, что их никто уже не может услышать или увидеть, скинула накрывавший ее плечи плед и пробормотала:
- Да уж, ситуация… Разобраться бы еще во всем этом. Ну, раз уж у нас впереди бал, давай выберем платья, в которых придем туда. Это, скорее всего, поможет привести мысли в порядок. Как ты думаешь?
- Выбирай, - кисло проговорила Валынская, - а я на этот прием идти не хочу. Что я на этих торжественных церемониях не видела?
- Ты вообще хоть раз на балу была? – возвела очи горе Ковалева.
- Нет. И не хочу, - уперлась Валынская, не двигаясь с места, - я уже насмотрелась на это высшее общество. Расфуфыренные дамы, джентльмены с гордо поднятыми головами и лицемерным уважением на лице, скучные танцы, вписанные в рамки этикета. Смертная скука и парад тщеславия.
- По-моему, это лучше, чем носиться по лесу, общаться с ментаурами и есть предлагаемые ими деликатесы. Хотя вот поединок на шпагах я бы повторила. Так что не глупи. По-моему, тебе подойдет вот это золостисто-голубое платье. Хотя бы на один вечер покинем это убогое пристанище из черной шерсти и белых воротников.
Мария не ответила, она была поглощена целиком и полностью в свои мысли, так что, кажется, даже не слушала свою соседку.
- Скажи, Нелли, - через пару минут решилась спросить девочка, - ты веришь мне? Ты веришь, что я не защищаю преступника?
- Знаешь, Маш… Теперь я тебе верю, - сделав над собой усилие, призналась ведьма, - здесь творится что-то странное, невозможно уже отрицать это. Должно быть, и учителя, и ученики постепенно начинают это осознавать. Кто-то крутит и мутит воду, а Эльберт был лишь одним звеном этой цепи. Я… я надеюсь, что мы сможем понять, что тут происходит до того, как кто-то еще пострадает.
После этих слов Валынская на своем опыте поняла, что значит фраза «гора с плеч свалилась». Хоть кто-то ей верит. Хоть для кого-то она не зарвавшаяся ученица, которая связалась с отъявленным преступником и с глупым упорством продолжает его защищать.
- Только что мы сами сможем сделать?
Вопрос повис в воздухе. Ответа не было.



Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
NikoletteДата: Воскресенье, 12.08.2012, 07:30 | Сообщение # 32
ME:A Gamer
Сообщений: 34160
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 32767
Статус: Нет в наличии
Награды: 668

Статус сообщение:
Всё новое забрала. Скоро буду критиковать. ae


Правила данного сайта! Незнание не освобождает от ответственности!
Мой арт... Или его подобие...
Мы - Джонсы[династия Sims 3]
Сим-истории: 1.ОЖНЛ ))) 2.Неправильная любовь
Легко ли быть магом? (фанфик-рассказ 18+) / Легенды Скайрима (ещё одно дарк-фентези) - закрыто/на переиздании!
Для исправления моих же ссылок на Медиафайр, пишите в ЛС. Аккаунт заблокирован, файлы недоступны.
 
Девочка--вампДата: Среда, 15.08.2012, 01:23 | Сообщение # 33
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
Ну а тем временем продолжение...
Легкие занавеси подобно нежному утреннему туману колыхались на ветру, мягко обволакивая тонкую фигурку, что стояла у высокого стрельчатого окна с позолоченными шпингалетами. Нить черного жемчуга контрастировала с ее бледной, почти мраморной кожей, но почти сливалась с темными тщательно завитыми локонами.
После вступительного полонеза, который ее просто заставили выдержать, Мария сразу же отошла от танцующих пар и стала разглядывать бьющий за окном фонтан. Даже несмотря на приближающиеся заморозки, когда оживающие статуи рьяно кутались в драпировку, он оставался действующим и радующим глаз бликами рыжеватого солнца на водной глади.
Валынскую, увы, слишком мало учили танцам, потому двигалась она несколько неуклюже, чем всегда заслуживала презрительные кивки со стороны сверстниц и замечания от преподавателей, что вселило в нее настоящее отвращение к такого рода развлечениям.
Внезапно в поле зрения девочки попала Нелли, которая отчаянно касалась веером своих чуть приоткрытых губ. Желала разговора, только как войти в круг танцующих пар, чтобы приблизиться к подруге? Валынская неуловимым жестом прикоснулась к своему лбу: жест получился немного неуклюжим, но никто ее маневра, слава духам предков, не заметил.
Веселая кадриль сменилась размеренным вальсом, Нелли схватил за руку один из русских гостей, в честь которых и устраивался сей торжественный прием и бал. Веер скользнул по белой кружевной перчатке и пару раз ударился о вздымающуюся высокую грудь. Что-то заметила. Или кого-то, трудно понять. Снова неуловимое движение, на этот раз прикосновение к левому уху. Нас подслушивают.
Мария резко обернулась и увидела перед собой Арчибальда, облаченного в темный пиджак и безупречные белые штаны. Мужчина чуть поклонился и неуловимым движением захватил руку в черной шелковой перчатке. Губы чуть коснулись ткани, возможно, даже остановились в миллиметре от нее.
- Сэр Кёркленд, я не танцую, - шепотом просветила учителя Валынская, пытаясь отодвинуться от учителя так, чтобы не вызвать у кого-либо культурного шока с последующим обмороком.
- Думаете, мне интересно ваше мнение, миссис Валынская? – таким же заговорщическим шепотом спросил преподаватель, притягивая девушку к себе. Как раз объявляли очередной вальс.
- Мой кринолин ужасно неудобен, - предприняла очередную попытку вывернуться Мария, - я буду постоянно спотыкаться и опозорю вас, сэр.
- Предпочтете надеть турнюр и выглядеть как вышедшая на прогулку гусыня? – издевательски поднял бровь Арчибальд.
- Мне милее блумеры, сэр, жаль, что они еще не вошли в широкую моду, - натянуто улыбнулась Мария, изящно наступая на начищенную мужскую туфлю.
- Неужели вы так рьяно поддерживаете тех странных дам в мужском платье, что кричат о равных правах? – удивился Арчибальд, будто даже и не заметив маленькой пакости от своей ученицы, - миссис и мисс, что разрушают саму хрупкую женскую природу?
- Что вы, сэр, - тряхнула темными локонами Мария, - мне вполне достаточно тех прав, что я имею сейчас. Нас ведь обучают наравне с мужчинами, что невозможно было бы, господствуй на земле ватага простых людей, где мужчина по определению сильнее, чем женщина. А на мужское платье я не претендую. Говорю лишь, что блумеры были бы очень удобны для быстрых танцев.
- Возможно, - согласился Арчибальд погодя, - но сейчас танец отнюдь не быстр, и я уверен, что вы с ним справитесь. Хоть с чем-то вы должны же справиться…
- Ах, какое изящное оскорбление, - окрысилась Мария, пытаясь отойти от назойливого партнера по танцам, - вам бы в безжалостные сатирики идти, сэр Кёркленд. В этой среде вам не будет равных.
- Что вы, миссис Валынская, - изобразил легкую улыбку Арчибальд, - это всего лишь констатация факта, не более того. Но давайте же войдем в ритм танца, а то на нас уже неприлично косятся вон те юные леди с вашего курса.
Мария фыркнула. Под «леди» ее учитель имел в виду двух шестилетних девочек-первоклассниц, которые, увы, действительно были на одном курсе и в одной группе с Валынской, что не добавляло ей оптимизма. Конечно, им развивали дар чуть ли не с пеленок, но…
Рука изящно легла ей на талию, мягко и вместе с тем уверенно вводя ее в ритм танца, от которого за разговором учитель и ученица уже порядком отстали.
Золотистый, освещенный множеством свечей, зал чинно проплывал перед ее глазами, радуя взор расписными фресками с греческими мотивами и разнообразной лепниной. Полилась знаменитая мелодия «Зеленые рукава», и на этой прекрасной ноте Арчибальд наконец выпустил свою жертву из плена белого шелка.
- Я вот все понимаю, но зачем тебе надо было вшивать крысу в пододеяльник почтенной Ребекки де Лилль? – донесся до нее напоследок насмешливый голос преподавателя словесной магии.
- Решила отточить навыки вышивания, сэр, - нашла в себе силы съязвить Мария, после чего отошла к окну.
Отлично. Преподаватель знает о ее маленькой пакости для вредной преподавательницы артефакторики. Но к чему он выдал свое знание? Хотел поселить в ее сердце страх, что он расскажет все самой Ребекке или учинит расправу самостоятельно? Или ему просто так нравится над ней издеваться?
Тем временем, шурша бордовыми юбками, к ней подобралась Нелли, которую только что отпустил высокий нескладный юноша со светлым хвостиком на затылке.
- Там есть шейлен, - вполголоса проговорила ведьма, останавливаясь рядом с подругой, - один из них со мной танцевал. Это… странное чувство.
- Шейлен? – не поняла Мария, - а кто это такие?
- Ну, подруга, надо было лучше мистера О’Доннела слушать, - повела соблазнительно облаженными плечами девушка, - шейлен – это зараженные болезнью через укус зараженных магической заразой насекомых. Когда-то было очень сильное поветрие, и многие погибли. Иные мутировали. У них теперь особенности насекомых есть.
- Да уж, неприятно, - согласилась Мария, - представляю как это – жить со жвалами или в хитиновой оболочке.
- У них на магии эти способности отражаются, невежда, - хихикнула Нелли, - внешне они остаются примерно такими же, как и до преображения. Это-то и опасно, ибо порой их дар выходит из-под контроля. Страшнее всего ничего не подозревающим партнерам шейлен-борогомола, если она женщина. Самка богомола отрывает своему самцу голову во время спаривания.
- О духи предков, какой ужас, - поморщилась Мария, живо представляя себе, как она могла бы на супружеском ложе оторвать своему благоверному голову.
- А мне даже нравится такой исход, - снова хихикнула Нелли, кокетливо откидывая рыжий локон, - можно сказать, я даже мечтаю о таком исходе.
- Странная ты, - призналась Мария, - ведь все же у нас благополучно, нас никто не угнетает, чего не хватает тебе в этом мире?
- Я не чувствую своих равных прав с мужчинами. Как ни крути, а мы все равно остаемся для них игрушками. И самое страшное, что мы не хотим ничего менять даже при достаточных средствах для переворота, довольствуясь своим второстепенным положением при сильных правителях. Это… печально, подруга. Очень.
Мария недоуменно пожала плечами, совершенно не понимая позиции подруги, но спорить не стала, чтоб не портить им обеим настроение. Нелли странно вздохнула и, подобрав юбки, упорхнула в самый круговорот танцующих пар. Сейчас объявляли быструю мазурку, и дамы с покрасневшими лицами неистово обмахивались веерами. Увы, краситься было нельзя, видите ли, только падшие женщины могут себе это позволить. Мария была готова дать голову на отсечение, что сейчас многие степенные дамы и юные леди тайно завидуют своим товаркам из низших слоев общества. Но кто же признается в этом публично…
- Попробуйте, госпожа. Эти фрукты приготовлены как амброзия, как истинная пища богов, - за спиной у Марии проговорил чей-то низкий басовитый голос.
Девочка обернулась и в упор уставилась на сияющего улыбкой Гривнова, что снимал с седеющей головы высокий и довольно забавный цилиндр-шапокляк.
- Ну и мода здесь, дорогуша, - с лукавым блеском в глазах проговорил мужчина, - просто-таки до колик в животе забавно.
- Я думала, что в России мужчины тоже носят цилиндры, - ответила Мария, осторожно беря из рук оппонента длинную палочку с насаженным на нее кусочком ананаса в сиропе, - да и здесь уже в ходу котелки, господин Гривнов.
- Возможно, но лично я давно уже отстал от моды моей родины, - лицо мужчины покрыла сеточка возрастных и мимических морщин, хотя на вид он был вполне еще симпатичным и подтянутым человеком, - не хотите ли станцевать со старым другом вашего отца?
- Я не танцую, господин Гривнов, - стараясь выглядеть как можно более вежливой, проговорила Мария.
- Да? – удивился Алексей Гривнов, - а я издалека видел, как вы лихо отплясывали с тем светловолосым юношей в белых брюках.
- Меня принудили к этому. И мистер Кёркленд уже давно не юноша, вы же прекрасно это знаете, - девочка, положив пустую палочку на поднос, демонстративно вытерла правую руку о подол платья, будто та была чем-то испачкана.
- Ах, как нехорошо принуждать молодую девушку к тому, что ей неприятно, - Гривнов в очередной раз расцвел дружелюбной улыбкой, - ну да я пришел к вам не для того, чтобы рассуждать о моде. Я человек давно женатый, заматеревший, потому под юбки уже давно не имею привычки заглядывать. Надеюсь, вы не шокированы моей грубостью? Вот и прекрасно, дорогая, не люблю излишне слабонервных и склонных к обморокам девиц. Может, нам стоит выйти в сад, на свежий воздух? Пока снаружи не так прохладно, чтоб прятаться в замках.
- Как скажете, господин Гривнов, - девушка взяла с длинного столика свою пуховую пелерину и быстро накинула ее на прикрытые лишь тонким кремовым шелком плечи, - я готова следовать за вами.
Кое-где на выложенных фигурным камнем дорожках уже можно было разглядеть редкие, но безумно яркие осенние листья, что лениво поднимались от резких порывов ветра и источали приятный аромат дождевой свежести. Грозовое небо хмурилось, но пока что не спешило исторгать холодные струи.
- Мария, - было ощущение, что Гривнов очень долго готовил эту речь, - разговор будет очень серьезным. От третьих лиц я знаю, что у вас есть одна вещица, которую вы сделали путем проведения ритуала.
Мария напряглась. Этот разговор не понравился ей с самого начала.
- Не волнуйтесь, это не получит широкой огласки. Ваш учитель попросил меня не распространяться об этом случае. Я и сам понимаю, что своим длинным языком могу втянуть вас в серию очень неприятных тяжб. Странно, что у вас еще не отняли эту вещицу, но оно и к лучшему. У меня для вас будет… совет. Сломайте этот посох.
- Я не ослышалась, господин Гривнов? – удивленно вскинув глаза, проговорила Мария, - вы действительно предлагаете мне сломать его?
- Ну подумайте, дорогая, что эта вещь вам принесла? Горе, страдания, смерть. А так вы избавитесь от этой ужасной ноши…
Двое вошли в лабиринт раскинувших дикие кроны деревьев, который надежно скрывал их от посторонних глаз.
- Но… вдруг, если я сломаю его, то станет еще хуже? – Мария озабоченно посмотрела на собеседника, - ведь так нельзя… нельзя просто так разбить артефакт и избавиться от всех проблем. Это просто… неправильно. Простите, я не очень разбираюсь в науках, но все равно что-то подсказывает мне, что это не тот путь.
- Но подумайте, дорогая, у вас в руках очень опасный артефакт. А если он попадет не в те руки или, не дайте духи предков, выйдет из-под вашего контроля?
Это изрядно напугало девушку. Перспектива, нарисованная другом ее отца, была очень неприятной. Но что-то во взгляде мужчины казалось Марии странным. Какой-то совершенно новый хищный блеск заставил девочку попятиться и закрыть лицо ладонями.
- Нет… Нет, господин Гривнов, простите, но я не могу так рисковать. Это слишком опасное и непродуманное мероприятие. Простите, я не могу последовать вашему совету.
- Что же, - голос Алексея стал твердым как сталь, - вы не оставляете мне другого выбора, дорогая….
Не успела Мария даже пикнуть, как на голову опустилось что-то тяжелое, и сознание стало уплывать.



Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
Девочка--вампДата: Четверг, 16.08.2012, 02:21 | Сообщение # 34
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
Глава 11.
- О-о-о-ох… - тихо застонала Мария, пытаясь разлепить тяжелые, будто забитые комьями земли веки. Боль внезапно хлынула нескончаемым потоком, прорвав плотину бессознательного, и превратила голову в раскаленную жаровню с вытекающими оттуда потоками лавы.
- Больно? – спросил кто-то, стоящий за спиной, - понимаю, дорогая. Но вы ведь сами избрали этот путь, отказавшись подчиниться моей воле. Точнее последовать моему маленькому совету. А теперь… теперь, увы, придется действовать более жесткими методами. Но вы не обижайтесь на старика. Он всего лишь влюблен до дрожи и хочет помочь своей любимой освободиться.
- Вы влюблены в мою мать? – задала глупый вопрос Мария, все-таки открывая глаза и пытаясь сфокусировать взгляд на размытой фигуре Гривнова.
Она была в каком-то плохо освещенном подполье с темными кирпичными стенами, где виднелись выщербленные места, будто по ним проводили чем-то острым да несколько раз. И колонны. Множество фигурных, таких странных на фоне серости и сырости, колонн с резными коринфскими капителями. Где-то вдалеке плескалась вода, будто неподалеку был источник или, по крайней мере, фонтан. Не самая хорошая обстановка для дружеской беседы.
- Да, дорогая, вы не поверите, - в руке мужчины появилось что-то длинное с желтоватым шариком на конце, - ваш покорный слуга влюбился как мальчишка пару десятилетий назад, но она, к сожалению, предпочла другого. Помочь ей породить на свет маленьких девочек Валынских должен был я, а не этот наивный ребенок немецкой крови.
- Где мы? – прервала поток жалоб Мария, только что заметившая, что она сидит на стуле, крепко привязанная к его спинке, а к шее ее крепится странная конструкция с пугающего вида шипами, - и что вы собираетесь со мной сделать?
- Где? Ах да, вы же не знаете этого места. Это подвалы немецкого замка Цауберхафт. Он заброшен, так что никто не будет вас здесь искать. А сделать я вам ничего не сделаю, если вы будете благоразумной и послушной девочкой. Вы всего лишь сейчас сломаете вот эту милую вещицу, а потом я сотру вам память и отпущу на все четыре стороны. Пусть эти английские олухи думают, что вы проявили самовольство и просто сбежали с ненавистного бала. Двести строк и пара пропущенных ужинов вряд ли хуже, чем цена за мое… негодование.
Тон Гривнова стал совершенно далеким от того доверительного и лукавого, что был на том злосчастном балу. Даже панибратское «ты», создававшее иллюзию благодушия и открытости, кануло в Лету.
- Значит, вы не можете сделать это самостоятельно? – сделала вывод Мария, - и вам нужна моя помощь?
- Увы, моя дорогая, только владелец артефакта может его уничтожить. Так что нам придется посотрудничать немного. Вы ведь не будете сопротивляться?
- А что если буду? – спросила Валынская, отчаянно поглядывая по сторонам в поисках путей спасения.
- Тогда… будет немного больно, - мужчина щелкнул пальцами, и вокруг девочки завились противно гудящие осы с нацеленными ей в лицо жалами, - они не настоящие. Но жалят не хуже. Вы ведь не хотите, чтоб ваше прекрасное личико распухло, превратившись в очень неаппетитный масленый блин? Хах, смешная шутка, не находите?
- Не нахожу, - сквозь зубы проговорила Мария, вжимаясь в спинку стула. Она всегда ненавидела ос, - зачем мне помогать вам, если вы хотите впустить в мир зло?
Девочка изо всех сил старалась тянуть время. Хоть бы Нелли догадалась, что это не акт протеста, и сообщила учителям! Может, есть хоть небольшой шанс, что ей удастся спастись или ее смогут найти?
- Зло? Не смешите меня. Что есть зло? Совершенно абстрактное понятие, которому даже определения-то нет. Нет добра и нет зла. Разве волк, что хочет задрать овцу, зло? Тогда любой человек, что ест мясо, тоже зло, дорогуша. Вот такая нехитрая философия. Но я вижу в ваших глазах отчаянное желание бороться. Что же. Эти подвалы обладают чудесным свойством: они показывают то, что было раньше. Достают самые потаенные мысли и делают их достоянием гласности. Не хотите посмотреть один очень интересный сюжет, пока в вашей головке идет борьба между страхом и ненавистью?
«- Я сделала выбор. Его зовут Михаэль, - темноволосая женщина в длинном красном платье с черным кружевом поворачивается к сидящему на кровати скорчившемуся человеку средних лет. В нем трудно было узнать того Гривнова, что сейчас стоял перед Марией. Моложе, но… жальче.
- Почему, Анна, дорогая? Почему он, а не я? – в карих глазах застыла немая мольба, - Мы ведь хотели… мечтали…
- Хотели, мечтали, - презрительно повела изящным плечиком женщина, - хотел и мечтал ты, а я всегда смотрела на вещи трезво. Давай не будем устраивать драм на публику, терпеть этого не могу. Он будет моим. Он станет отцом моих детей. Потом от него можно будет избавиться, ну а ты, так и быть, сможешь воспитывать наших потомков так, как нужно нам. И для этого потребуется твоя помощь.
- Все, что угодно, Анна….
- Мы уже были знакомы с его отцом. Неприятное вышло знакомство, - женщина поморщилась, вспоминая давнишние события, - тогда мне помешала довершить начатое моя дражайшая матушка, но теперь этого зарвавшегося барона надо обвести вокруг пальца. И знаешь… - в чертах лица ее на миг проступило что-то человеческое, - если я по проклятию отдам жизнь потомкам, то они будут только твоими».
Картина погасла, и ее сменил новый кадр. На этот раз он изображал красивое кирпичное поместье с ухоженным садиком. Когда девочка увидела юношу, что возился с огромным волкодавом, сердце ее сжалось. Отец. Совсем еще молодой, полный сил и мальчишечьего задора. Такой родной и такой далекий теперь…
«- Сынок, осторожнее с собакой! Она же может покусать тебя! – кричит пухлая женщина с волосами под золотистой легкой сеткой, деловито вытирая руки о передник.
- Бросьте, Марта, - представительный высокий человек с седой бородкой отрывается от чтения газеты и смотрит на жену, - наш Михаэль уже достаточно взрослый мальчик, не стоит контролировать каждый его шаг.
- Барон, вы слишком жестоки, - качает головой Марта, - он еще совсем ребенок. А укус собаки вреден и для взрослого человека, что уж говорить о нашем сыне. Ох, у меня сердце кровью обливается, когда я думаю о том, что ему предстоит поездка в Марсель! Как вы можете отпускать его одного?!
- Матушка, - темноволосый юноша вбегает в дом, поглаживая по голове здоровенного волкодава с добрыми карими глазами и свалявшейся в нескольких местах шерстью, - не стоит так волноваться за мою безопасность. Я думаю, я прекрасно полажу с местными магами. Говорят, они горазды на выдумки и вообще знают толк в развлечениях…
- Знаем мы эти развлечения, - проворчала женщина, раскатывая тесто, - испортят тебя своими «развлечениями».
- А вдруг, матушка, я встречу там прекрасную француженку? Или, что еще лучше, спасу ее из лап злого колдуна!»
Мария невольно улыбнулась. Она даже и не представляла, что когда-то ее отец был таким же ребенком, как и она…
«- Начитался сказок, - нежно пробормотала Марта, грязными от муки руками поглаживая сына по голове, отчего темные волосы быстро «поседели».
- Отец, - вдруг испуганно проговорил юноша, поворачиваясь к окну и будто не замечая изменения цвета своей макушки, - что это там, за деревьями?
- Ну-ка, дай посмотреть! – барон фон Андерман подходит к окну и долго вглядывается в образы деревьев, облитых кровавым закатным золотом, - о Боги, только не это… Марта, Михаэль, бегите! Я постараюсь их задержать!
- Отец, что произошло?! Я не оставлю тебя! – юноша кричит изо всех сил, но нежные женские руки неумолимо уводят его в сторону потайного хода.
- Пойдем, сынок, все будет хорошо, - дрожащим голосом произносит мать, хотя ясно видно, что в своих словах она уверена меньше, чем том, что ее сын – взрослый мальчик и может о себе позаботиться.
За спиной послышался взрыв. Они бежали по узкому коридору, ведущему к потайному выходу, но кто-то неизвестный, видимо, вычислил их и теперь жестоко загонял в угол, как испуганных мышей. Запах гари. Они что, подожгли поместье? От этой мысли Михаэль остановился, и это спасло ему жизнь. Прямо перед его лицом пронесся обломок балки и с ужасным грохотом поприветствовал пол.
- Путь закрыт, - отчаянно говорит юноша, с ужасом осознавая, что, будь он один, то у него был бы шанс.
- Иди, малыш, - видимо, мать тоже это поняла и теперь решительно подталкивала его в спину, - иди без меня. А я… пойду найду нашего отца.
- Нет! Нет!
Снова взрыв. Мать отходит на несколько шагов, и ее лицо с трогательными веснушками тонет в алом зареве пожара…
Где-то за обваливающейся рамой замаячил чей-то силуэт, и все потонуло во тьме».
- Нет! – закричала Мария, выплывая из марева чужих воспоминаний и чувств, - хватит! Прекратите это! Не надо… Это… это…
- Жутко, правда? – хмыкнул Гривнов, потирая руки, как довольная подвернувшейся навозной кучей муха лапы, - мне и самому было немного неприятно все это делать, но Анна… Ваша матушка очень красива, юная леди. И даже смерть не сделала ее менее желанной.
- Это не жутко. Это противно, - выдавила девочка, нервно поглядывая на ос, что застыли, ожидая лишь отмашки для атаки, - это просто мерзко.
- Мерзко, - опустил глаза Гривнов и тут же оказался рядом со вздрогнувшей от неожиданности Марией, - что вообще вы знаете о мерзости? Не мерзость ли пресмыкаться перед простаками, у которых даже нет посмертия, ради призрачной власти над ними? Кто-то владеет этими, кто-то теми, все довольны, никто не воюет! Каждой шавке бросили ее лакомый кусочек власти, и она готова лизать пятки своему хозяину!
«Да уж, лучше, конечно, захватить всю власть и единолично править всеми», - подумала Мария, но вслух это говорить побоялась, ибо глаза собеседника стали совершенно безумными.
- Смотрите, - жесткие пальцы ухватили девочку за подбородок и повернули ее лицо к картине исчезающего в пламени пожара веснушчатого женского лица, - смотрите, что стоит все ваше сопротивление. Вы одна, совершенно одна здесь, госпожа Валынская, и никто, никто не придет, чтобы спасти вас. А если и явятся, то, как вы думаете, кому поверят больше: нагловатой и склонной к саботажу девице или представительному человеку, дорогому гостю школы? – перед глазами Марии теперь замаячило искаженное мукой лицо молодого парня с мелким бесом на голове, - может, вы хотите себе такой же участи, а, Мария?
- Это вы подставили Эльберта, - с внезапной и оттого не менее страшной догадкой проговорила девочка, - это вы… Тот, кто прикидывается другом… Это вас он считал своим союзником…
- Ну да, я и нашептал ему по секрету про этот ритуал. Но он был слишком догадливым. Пришлось его убрать. Заодно я лишил вас лишнего подсказчика, что, согласитесь, немаловажно. Так каково ваше решение, госпожа Валынская?
Несколько томительных секунд Мария смотрела на то, как постепенно покрывается кровью лицо уже давно почившего друга и нервно кусала губы.
- Развяжите мне руки. Я сделаю это, - сказала девочка наконец.
Лицо Гривнова озарилось торжествующей улыбкой, и веревки разочарованными червяками сползли с покрасневшей натертой кожи.
Дрожащая рука медленно потянулась к посоху.

Дождь упругими плетями хлестал по не успевшей остыть за осеннюю пору земле. Вода отскакивала от листьев деревьев, поднимая тучу разноцветных брызг, размывала и без того рыхлую дорогу от пещеры к алтарю, где извивалось обнаженное человеческое тело. Совсем молодой человек, красивый, хорошо сложенный, с бугорками мышц, перекатывающихся под молочно белой кожей. Волосы светлые, чуть вьются на концах, будто в предках его был сам Аполлон Бельведерский. Окажись здесь живописец или скульптор, он без промедления ухватился бы за возможность заполучить себе такого колоритного натурщика.
Но, увы, никого подобного поблизости не было. Лишь дождь норовистыми капельками стекал по слипшимся прядям, затем путешествовал от ключицы до груди, стекал по крутым бокам, вместо жертвенной крови окропляя белый мраморный алтарь, свечи вокруг которого не иначе как магией оставались ярко горящими, плачущими раскаленным воском.
- З-зачем? Ч-то вам нужно? – ярко-голубые глаза с животным страхом смотрели на человека, что склонился над юношей.
- Приходящие в рассветом должны напиться крови, чтобы явиться в этот мир, - голос был вполне естественным, даже с нотками отеческой покровительственности, - моя же кровь мне еще слишком дорога.
- От-тупустите, умоляю! Мой отец – богатый человек, он заплатит столько, сколько вы попросите?
- Это этот что ли? – тонкая рука указала на труп мужчины, с которого слетела только что пелена невидимости, - боюсь, он тебе ничем уже не поможет. Ну да не будем долго рассусоливать. Чего нам тянуть, верно?
Капли дождя стекли по сверкающей стали, хищно ощерившейся зазубренным лезвием.
- Да, меч, закованный в камень, меч, что захватывает душу, пришло твое время, - будто разговаривая сам с собой, забормотал человек, делая широкий замах.
Свист.
Хлюп.
Хрип.
Тишина.
С последними каплями крови, соединяющимися с вязкой землей, твердь расступилась, и наружу вылезло уродливое существо с синюшными струпьями и птичьими когтями. Мертвецкие белые волосы облепили искаженную трупным окоченением морду.
- Скажи мне, кто ты? – человек улыбается, будто встретил старого знакомого, и опускает меч, - кто?
- Я никто. Я исполнитель воли.
Снова улыбка, уже поощряющая, будто ученику, который хорошо выучил заданный на дом урок.
- Верно. Ты никто и ничто. Ты лишь делаешь то, что тебе приказано. В тебе нет воли твоего вида, нет разума предков. Ты глупая машина-исполнитель. Наконец-то. Можно снимать иллюзии, ибо они уже больше не нужны.
Существо сделало неуклюжий шаг к тому, кто его вызвал. Несмело и неумело, будто годовалый ребенок, что только-только встал на неокрепшие ножки и восторгом первооткрывателя и одновременно страхом поражения шагает навстречу непознанному.
Вскоре земля расступилась вновь, и из расщелины вылезло еще одно уродливое существо. И еще. И еще, пока эта странная армия не заполнила всю поляну с алтарем в середине. Твари шевелили тонкими руками, поводили худыми плечами, почти по-человечески одергивали длинные белые и зеленые тоги с разводами грязи на них.
И лишь один человек смеялся радостно и беззаботно, будто человек, который впервые за много лет поймал удачу за хвост и теперь ни в коем случае не упустит ее из рук.

- Ну же, миссис Валынская, вы заставляете меня ждать. Всего одно движение, и все прекратится. И вы сможете вернуться в школу, пусть и выбросив из головы некоторые детали своей биографии. Вам даже не будет больно.
Руки Марии ходили ходуном, будто после доброй попойки, не желая ухватываться за лакированную черную поверхность посоха.
«Действительно, зачем мне все это нужно?» - спросила она сама себя, - «к чему борьба, если все уже давно за тебя решено? Я же все забуду, и мне не придется стыдиться того, что я сейчас совершу. И пусть моя матушка подавится своей властью, лишь бы от меня подальше. Почему я, шестнадцатилетняя школьница, должна решать то, что по сути является обязанностью сильных и взрослых магов? Не слишком ли много от меня хотят?»
Разозлившись и на себя, и на весь жестокий и несправедливый мир, девушка ухватилась за посох, но ломать его не стала.
«… Нет. Просто поклянись, что докажешь мою невиновность посмертно. Поклянись, что найдешь того, кто меня подставил и проследишь, чтоб он мучился не меньше, а то и больше.
- Но….
- Мария! Поклянись!
- Да…»
- Что же вы медлите, миссис Валынская? Не задерживайте меня и себя саму. Чем меньше раздумий, тем меньше боли.
- Нет, - уже твердо проговорила Мария, выпрямляясь во весь свой небольшой еще рост, - нет. Я поклялась одному человеку, и я не допущу вашего торжества.
- Мерзкая… - рука взвилась, чтоб ударить девочку, но внезапно посох изогнулся подобно змее и несильно толкнул Гривнова в грудь.
- Что?! – мужчина переменился в лице, - ах, Анна?! Что? Она носит ребенка, вот оно что… Теперь мне понятна причина этих «недомоганий». Ну что же, это нам даже на руку, любимая. Ведь девочка хочет доносить свое отродье положенный срок?
Осы взвились, и из головы Марии, как на зло, вылетели все заклинания, которым ее учили в школе. Не закаленная в боях, она, конечно, не имела навыка быстрого планирования дальнейших действий.
«Вот и конец», - меланхолично и как-то даже отстраненно подумала Валынская, закрывая лицо руками.

Арчибальд Артур Кёркленд всю жизнь неотделимо прожил с мыслью о том, что он знатный английский лорд, потому должен соответствовать этому высокому и гордому званию, и среда, в которой он рос, ему в этом помогала изрядно. Дорогие гувернеры, строгий и безразличный к своему чаду отец, Роберт Кёркленд, в меру истеричная и жадная до семейного бюджета мать, уроженка великой Российской Империи, мигрировавшая на Туманный Альбион.
За все века своего существования чета Кёрклендов накопила не только солидные магические знания, но и изрядную сумму денег, обеспечив себе тем самым безбедное существование.
Чуть ли не с пеленок маленький Арчи начал изучать французский, немецкий, русский, латынь, как литературные варианты, так и различные диалекты. Языки вообще давались юному английскому лорду невообразимо легко, и вскоре он начинал болтать на них, как на родных, лишь мягкий акцент порой выдавал в нем иностранца.
Но родители реагировали на похвалы учителей довольно прохладно. Ольге Кёркленд, урожденной Соколовой, были больше интересны дорогие наряды и жемчуга. Роберт Кёркленд же навек надел безжизненную маску, которую не снимал ни на минуту. Иногда юного Арчи начинало сильно интересовать: а во время его зачатия отец тоже был с таким унылым лицом?
Лишенный родительской ласки, мальчик рос замкнутым, поглощенным наукой, высокомерным и не прощающим обид. Многие его обидчики впоследствии сгнили в застенках Тауэра, всех и не перечесть. Среди них были даже чересчур строгие учителя, что осмелились поднять на него руку или, к примеру, разойтись с ним во мнениях относительно заальвеолярных звуков южного диалекта.
Разгульный восемнадцатый век, период его детства и юности, охарактеризовался для мага пьяными дебошами, женщинами, обычными размалеванными шлюхами и благородными, среди которых он благодаря своим внешним данным пользовался успехом, и кропотливой ночной работой до покрасневших глаз и лопнувших сосудов.
Потом, правда, пришлось остепениться и выбрать себе профессию. Избрана была карьера преподавателя. Нет, вы не думайте, начинал Арчибальд с благородными целями, хотел учить неразумных детей и передавать им свои бесценные знания. Вот только потом выяснилось, что знания нужны едва ли половине. Да и эта половина большей частью не в состоянии усвоить хотя бы половину преподаваемого материала.
А тут еще подрастала маленькая сестренка: бесенок с характером отчасти матери, отчасти своим собственным, но оттого не более сладким, и внешностью самого Арчи. Здесь мировоззрение английского темного мага полностью и перевернулось.
«Старею», - подумал Арчибальд, приложив ладонь ко лбу, - «неизбежно старею. Если уж от одного бокала вина чувствую какую-то черную дыру в животе».
Хотя, вполне возможно, это была всего лишь тоска человека, у которого все есть, но которому все равно чего-то в этой жизни не хватает. Такого милого и маленького, чем может насладиться последний бедняк в порванных башмаках, но не может насладиться наследный английский лорд с тремя поместьями в разных уголках родной страны.
Мужчина поставил бокал на поднос, подставленный услужливым никси в белой ливрее и огляделся вокруг, ища глазами представителей своей подведомственной второй группы. За этими детьми нужен глаз да глаз даже на таком мероприятии. Тем более на таком мероприятии, где обязательно подвернется что-то, что можно сломать, искорежить, заколдовать и просто с невинным взглядом скинуть с балкончика, прикрывшись как щитом этим ненавистным словом «случайно».
Тут на глаза попалось бордовое пятно, которое вскоре превратилось в запыхавшуюся и явно чем-то взволнованную Нелли Ковалеву, что как раз спешила к нему, невежливо расталкивая попавшихся ей под горячую руку зевак в расписных платьях и костюмах.
- Сэр Кёркленд, - чуть более громко, чем это позволял этикет, произнесла Нелли, - Мария Валынская куда-то пропала! Я уже везде ее ищу!
Арчибальд возвел очи горе. Так и знал, что без происшествий на этом празднике жизни не обойдется!
- Успокойтесь, мисс Ковалева, - стараясь придать своему голову оттенок равнодушия, ответил Арчибальд, - вполне возможно, что миссис Валынская просто вышла в сад подышать свежим воздухом или решила подняться в свою комнату, не желая мириться с шумным празднеством.
- Но сэр, ее нет в нашей комнате, я уже и туда успела подняться, - жалко пробормотала Нелли, - она… я видела, как она ушла с этим русским гостем, Гривновым, если не ошибаюсь. И он весь вечер не сводил с нее взгляда. Я пыталась сказать Марии, но…
- Мисс Ковалева, - прервал ее Арчибальд, - господин Гривнов почетный гость нашей школы. Если миссис Валынская с ним, то нам с вами не о чем волноваться. Почему бы ей не пройтись со старым другом своего отца?
- Да? А что вы скажете об этом? – девушка протянула учителю пару забытых на столике мужских перчаток, - просмотрите с помощью магии.
Арчибальд нехотя склонился над предлагаемым ему для рассмотрения предметом и начал его сканировать, после чего переменился в лице и даже понюхал для верности. Некромагия. Чистая и ничем не прикрытая некромагия, смешанная с магией, замешанной на крови. Самая взрывоопасная смесь.
- Откуда это у вас? - спросил мужчина, поднимая глаза на Нелли.
- Это перчатки господина Гривнова, сэр, - видимо, он снял их перед тем, как войти в зал да так и забыл. Вы все еще думаете, что Мария в полной безопасности?
- Хорошо, - сдался Арчибальд, - с чего вы предлагаете начать поиски?
- Не знаю, сэр, - Нелли тревожно обернулась на окно, за которым уже сгущались сумерки, - но откладывать на завтра это нельзя, кто знает, что он может с ней сделать…
Арчибальд нахмурился. Он до сих пор не мог понять, зачем Гривнову понадобилась обычная девчонка-первокурсница, да еще и отъявленная двоечница? Да и даже при всей своей нелюбви к русским отчасти не мог еще поверить, что вполне безобидный на вид маг может быть замешан в чем-то темном.
- На территории школы их скорее всего уже нет, если все, что вы мне сказали, близко к истине, - вынес вердикт Арчибальд, - значит, он куда-то ее перенес.
- Скажите, сэр, а вы не знаете, где он живет?
- Знаю, - кивнул сэр Кёркленд, - только это верх глупости – телепортировать кого-либо в собственный дом, где и будут искать в первую очередь.
- Но это может дать нам хоть какую-то зацепку, - проговорила Нелли, - насколько я знаю со слов Марии, он человек женатый. Может, его жена знает, чем занимается ее муж и что у него на уме?
- «Нам»? – ухватился за данное слово Арчибальд, - нет, мисс Ковалева, вы останетесь в школе. Поднимитесь в свою комнату, ляжете спать и будете ждать меня. Не ж… - спохватившись, мужчина замолчал.
- Не женское это дело, вы хотели сказать? – не на шутку разозлилась Нелли, - так вот раз обучают нас наравне с мужчинами и лупят наравне с ними же, я просто требую, чтоб и обязанности и дела у нас были одинаковыми! Я не кисейная барышня, которая падает в обморок от дуновения ветерка! И Мария моя подруга, я не смогу сидеть в комнате и ждать, зная, что ей может грозить опасность!
- Или что она может быть замешана в темных делишках, как и ее друг, - проворчал Арчибальд, двигаясь к выходу.
- Эльберт невиновен!
- И эта туда же, - закатил глаза мужчина, - ладно, идемте, мисс Ковалева. Но я настоятельно не рекомендую вам путаться у меня под ногами в решающий момент.



Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
Девочка--вампДата: Суббота, 18.08.2012, 03:08 | Сообщение # 35
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
В путь двинулись тотчас же, даже не сменив бальной одежды на что-то более подходящее для дороги.
Нелли сидела в летающем кебе и молчала, созерцая лениво проплывающий за окном серый осенний пейзаж. Девушка не любила осень, считала ее великой депрессией природы, будто после летнего счастья в жизни окружающего мира наступает черная полоса. Хотя вроде бы ведьмам и пристало любить увядание. А еще летать на метлах в чем мать родила, воровать детей, устраивать шабаши, превращать кого попало в лягушек и козлов, изрыгать проклятия с костра священной инквизиции и, конечно, не забывать про демонический, леденящий душу хохот. Только вот, откровенно говоря, Нелли ни разу в жизни такого не видела, разве что в сказках, что читала ей на ночь старая нянька, от которой вечно пахло луком. Голос ее был настолько зловещ в тишине уснувшего дома, что после этого маленькой рыжей девочке даже раздувающиеся от ветра занавески казались ужасными призраками, что пришли по ее душу.
А вообще кто такая по сути ведьма? Вот про свою бабку Глафиру девушка точно знала: она очень сильная ведьма. Обычная старушка с лицом морщинистым как прелое яблоко, которая любила пышные юбки с оборками, носила отороченные соболиным мехом пелерины и порой совершенно не по-женски курила трубку, во время данного процесса сурово сдвигая брови и нелепо отталкиваясь сухопарыми ножками от пола, чтоб кресло-качалка не останавливала свое движение. Этот скрип Нелли до сих пор иногда слышит в ночной тишине и чувствует качку, будто ее снова как маленького ребенка усадили на колени, давая иллюзию защиты и тепла. Женщина, которая завещала потомкам высадить на своей могиле белые тюльпаны: знак вечной молодости. Женщина, которая учила ее писать, читать, считать, занималась с ней языками, давала основы зельеделья и декотоведения, учила разбираться в травах, смотреть в лоно природы да и просто отстаивать свои интересы несмотря ни на что. Быть сильной и не давать в обиду ни себя, ни друзей. Женщина, которой никогда не везло с мужчинами, отчего та постоянно повторяла, что на них нет никакой надежды. Так убедительно, что вскоре и ее внучка в это поверила.
Так кто же такая ведьма? Скорее всего самая обычная девушка, которая лишь стала чуть-чуть ближе к природе. Или не стала…
Почему-то сразу вспомнилась подруга детства, кучерявая и светловолосая, как ангел с рождественской открытки, с голубыми наивными глазами. Кажется, ее и звали Анжеликой. Она очень любила лежать на траве, считая проползающих мимо шустрых жучков и придавая облакам самые невиданные формы. Во время такого занятия Нелли и ощутила тепло ее губ, что добиралось до самого сердца, заставляя его трепетать как загнанная в угол птица. Конечно, по закону подлости рядом оказалась няня и тут же донесла родителям обеих сторон. Анжелику затащили домой и влупили там ремня, после чего увезли в загородное поместье, а Нелли отец долгое время держал в чулане, где пахло засохшими травами и крысиным пометом. Мать устроила дочери и без того не прекращающийся бойкот. И лишь бабушка Глафира тонко усмехалась своими мясистыми губами, ничего не говоря о случившемся. Тогда Нелли так и не поняла, что плохого они сделали.
А ведь если разобраться, то судьбы людей во многом похожи. Но какими разными они потом становятся…
Кажется, Нелли заснула.
Кеб затрясся, попав на неровный клочок дороги, затем дрогнул и остановился. Перед учителем и ученицей как на ладони лежало небольшое двухэтажное, выдержанное в песочных оттенках поместье без особых изысков. Небольшой садик с фигурками оленей, сделанных настолько натурально, что казались живыми, парочка канадских кленов – вот и вся роскошь.
Арчибальд вышел вперед, оставив ученицу у одной из фигур, и деликатно постучался в легкую белую дверь резного дерева.
Послышалась возня, тихая ругань, и на пороге появилась сгорбленная под тяжестью лет и горя женщина. Темная шаль на худых плечах, сморщенное обветренное лицо, каштановые, некогда шикарные волосы, собранные в скромный пучок на затылке.
- Добрый день… - женщина выжидающе посмотрела на визитеров.
- Мистер Кёркленд, - представился Арчибальд, - а со мной мисс Ковалева. Вы миссис Гривнова?
- Да, господин Кёркленд, или как там у вас говорится, мистер. Чем я могу быть вам полезна? – голос женщины был сух и хрипловат.
- Мы пришли по поводу вашего мужа, Алексея Гривнова. Мы бы хотели спросить, не знаете ли вы, где он сейчас находится? – робко подала голос Нелли.
- Знаю, - холодно проговорила госпожа Гривнова, - он уже как двенадцать лет находится на родовом кладбище. Говорила я идиоту, что охота на магических вепрей ни к чему хорошему еще не приводила. Не послушался же, мол, молчи, глупая женщина, почтенному мужу надо как-то развлекаться и отдыхать от семьи. И развлекся. Посмертно. А дети малые без отца росли, мужской руки не зная…
- Подождите, - не поняла Нелли, - то есть вы хотите сказать, что ваш муж уже давно мертв?
Учитель и ученица обменялись короткими взглядами. Дело принимало неприятный оборот.
- Кажется, у меня все в порядке с дикцией, юная госпожа, - с подчеркнутой вежливостью проговорила раздраженная женщина, - если вы сильно надеялись на то, что он еще пребывает на этом свете, то вы очень ошиблись. Если же он вам задолжал, то вы пришли слишком поздно, у меня нет ничего, чтоб с вами расплатиться.
- Да нет, он нам ничего не должен, - ответил Арчибальд, что-то просчитывая в уме, отчего на его безупречно гладком лбу появилась пара складок.
- Тогда я не вижу смысла отнимать друг у друга время, - проговорила госпожа Гривнова, пытаясь закрыть дверь.
- Подождите! – окликнул ее Арчибальд, - последний вопрос с вашего позволения: ваш муж не вел себя странно в последние годы своей жизни?
- Да он всегда вел себя странно, - пожала плечами женщина, - что ни день, то новая причуда. А в последний год так с цепи сорвался. Познакомился с каким-то подозрительным типом и проводил с ним больше времени, чем с родными детьми. Извините, но мне надо идти. Моя кухарка не справляется с объемом работы, приходится ей помогать.
- Спасибо за разговор, - проговорила Нелли, прежде чем дверь закрылась перед ее носом, чуть не прищемив оный.
- Полагаю, мы и правда вляпались в одну очень неприятную историю, - вынес вердикт Арчибальд, - и пусть меня раздерут черти, если я знаю, как из нее выпутаться.
- Сэр, может, послать вестника? – спросила Нелли, - я… постараюсь помочь, хотя толка от меня будет немного. Но зато я могу передать вам слепок ее магических отпечатков, это ведь облегчит поиск.
- Что же, попробуем, - согласился учитель, вытягивая руку и начиная бормотать себе под нос заклинание. Вскоре на рукав дорогого пиджака тяжело опустился крупный сокол, созерцающий присутствующих огромными желтыми глазами с хищным узким зрачком посередине.
Арчибальд склонился прямо к подвижной голове птицы и пробормотал что-то в незаметное, но чуткое ухо. Сокол издал пронзительный крик и взмыл со своего «насеста», оставив там пару небольших дыр. Англичанин поморщился, но ничего не сказал.
- Будем ждать, - сказал он негромко, - вскоре он должен напасть на след, если этот тип не додумается перехватить вестника.
- Кто же он такой, если господин Гривнов уже давно мертв? Неужели у него есть брат-близнец? – спросила Нелли, провожая отдаляющуюся точку взглядом.
- Это не женский любовный роман, мисс Ковалева, - фыркнул Арчибальд, - тут все гораздо прозаичнее: скорее всего кто-то просто принял его облик, чтоб творить свои мерзкие делишки. Должно быть, именно для этого он украл Кристалл Души.
- Возможно, - пробормотала Нелли, почти уже не слушая учителя.
Вестник вернулся через несколько часов, когда пара ученик-учитель уже успела вспомнить все прошлые обиды и теперь сидели, буравя друг друга взглядами, будто маленькие дети, которые не поделили одну куклу.
- Где? – спросил Арчибальд удивленно, - что говоришь, не смог пробраться? Но она там? Точно? Это плохо.
- Что он вам сказал, сэр? – полюбопытствовала Нелли, на миг забыв о том, что она в ссоре с темным магом.
- Мистер Гривнов, или кто он там на самом деле, перенес миссис Валынскую на Цауберхафт. Это замок в центре немецкого острова, где уже давно никто не живет. Есть даже легенда, что именно там обосновались духи предков и в определенные дни приходят в наш мир, чтоб с этого острова наблюдать за своими потомками. Глупо, как и любой предрассудок.
- А там нет духов предков?
- Конечно, нет. Что им делать в промозглом и обдуваемом всеми возможными ветрами замке да еще посреди острова? Есть гораздо более приятные места для наблюдения за нерадивыми потомками.
- К примеру, клуб с мягкими креслами и бутылкой виски на столе, да, сэр? – поддела преподавателя изучившая немного его пристрастия Нелли.
- Хотя бы, - не отреагировал на выпад Арчибальд, - и я бы все-таки уже начал собираться в путь, когда мы знаем, где искать Ма… миссис Валынскую.
Летающий кеб был уже на подходе, и порядком потрепанные путники снова погрузились в его уютную тьму. Бордовое платье Нелли снизу запачкалось грязью размытой дождем дороги, костюм Арчибальда порвался в нескольких местах, обнажая тонкий шелк рубашки.
Путники молчали, ловя блаженные минуты тишины, прерываемой лишь тихим поскрипыванием и тяжелым дыханием друг друга.
Через буйное море пришлось переплывать на вызванной из пучины вод магической ладье, одной из тех, что всегда стоят на причалах, маскируясь под что-то незаметное или просто погружаясь.
Замок, представший перед путниками был монументален. Арчибальд и Нелли остановились у тяжелых двустворчатых ворот с интересным серебряным узором и замершим вечным стражем львом справа. Весь замок был выдержан в строгом готическом стиле – сводчатые арки, ребристые своды, высокие окна, острые шпили, стражи-горгульи, восседающие на крышах, тяжесть и гнетущая серьезность в каждом камешке этого завораживающего строения. Неподалеку можно было увидеть странного вида садик, где стриженные кусты принимали форму летящих и грозных валькирий, поднявших молоты языческих богов Скандинавии и невиданных существ с множеством голов, крыльев и, конечно, зубов. Также где-то в отдалении виднелось еще одно небольшое по сравнению с замком здание, только казалось оно полупрозрачным и каким-то нереальным, будто художник сделал небольшой набросок и забыл про него.
- Это сокрытый замок, - охотно пояснил Арчибальд, - он появляется и исчезает в определенные дни и изменяется по невычислимой тенденции.
Но Нелли было не до местных красот: ее сейчас интересовало только благополучие подруги.
- Сэр, как вы думаете, с чего лучше начать поиски? – совсем не аристократично кусая большой палец, спросила Нелли.
- С того места, куда труднее всего будет пробраться, - пожал плечами Арчибальд, - потому предлагаю начать с подвала. Он здесь достаточно неприятный. Имеет свойство создавать твердые иллюзии.
Нелли отметила, как стремительно с ее учителя слетело покрывало чопорности и высокомерия. Сэр Кёркленд тоже волновался за свою ученицу, пусть и старался внешне казаться спокойным. А еще он нервничал… И вскоре Нелли поняла, почему.
Спуск в подвал встретил их неласковым душком сырости и затхлости. Под ногами поскрипывали прогнившие половицы, звук отражался от стен, перерастая в навязчивое эхо.
И первая иллюзия подкралась незаметно как кошка на мягких лапках. Поскребла коготками по душе и разлеглась довольным комком шерсти на склизком полу.

«Видение кладбища – унылое зрелище. Ветер лениво гуляет среди нескончаемой череды странных магических росчерков, напоминающих пронзенное копьем колесо. Вокруг разрытой могилы столпились люди в белых одеждах. Знак молодости и непорочности и вместе с тем цвет траура. Хотя в процедуре погребения маги не разошлись с простыми людьми, покойники у них тоже закапываются в землю, откуда дух быстрее попадает в междумирье, где можно уже спокойно начать свою миссию по защите потомков. Ну а странные знаки, наполненные магией, помогают им в этом.
И написанная на лицах скука тоже мало отличается от традиционного погребения. Лишь родственники, стоящие в первом ряду, хотя бы пытаются изобразить глубокие страдания.
Как она могла, почти с отчаянием и какой-то детской обидой думает Нелли, хватаясь за прохладную руку матери, она же обещала мне… она же клялась, что никогда не оставит меня!
Вскоре на этом месте пустят свои первые ростки белые тюльпаны»…

Тяжело дыша, Нелли отстранилась от видения и коротко глянула на Арчибальда, чтоб посмотреть на его реакцию. Ничего. Как обычно. Мелькнула циничная мысль, что это еще не самое худшее, что мог показать этот коридор. К примеру, сэр Кёркленд мог увидеть Анжелику…
Но темному магу было сейчас не до чужих видений. Перед ним мельтешило его собственное.

«Роскошный кабинет в где-то даже аляповатом красном цвете с позолотой. Множество дорогих и явно коллекционных вещей: шкатулок, часов, фигурок из слоновой кости, книг в тисненных золотом и серебром обложках, оружия на стене. Шестилетний мальчишка со светлыми вихрами врывается в сию обитель роскоши и предстает перед высоким человеком с внушительными залысинами и унылым, каким-то даже неживым лицом.
- Отец, я наконец-то научился выговаривать скороговорки французского языка. Здорово, правда? – прямо с порога закричал мальчик.
- Почему вы, молодой человек, врываетесь ко мне в неположенное время? Мой камердинер должен был предупредить вас о том, что я сейчас не принимаю посетителей.
- Но, отец, я же не…
- Не перебивайте, юноша! Где вас учили манерам? Повторюсь: я не смогу вас сегодня принять, тем более по такому пустячному поводу как очередное достижение в учебе. Это забота гувернеров, не моя.
- Я думал…
- Не знаю, что вы там думали, молодой человек, но я прошу вас покинуть помещение и впредь не доставлять мне хлопот своими глупыми идеями.
Мальчишка уже чуть не плачет, его нижняя губа дрожит, но он упорно сжимает кулаки и стискивает зубы. Он уже взрослый, он не будет плакать.
Тем временем мужчина, забыв о сыне, поворачивается к нему спиной, и вежливый камердинер в черной ливрее деликатно выталкивает мальчика из отцовского кабинета».

- Пойдемте отсюда быстрее, - громко и зло проговорил Арчибальд, совсем не по-джентльменски хватая Нелли за руку, - нам здесь делать нечего, мисс Ковалева.
Но следующее ответвление открыло им более страшную картину: вид связанной по рукам и ногам Марии, по телу которой ползают сонмы фантомных ос. Девочка онемела от страха и лишь тихо поскуливала, когда очередное насекомое переползало на ее лицо или запутывалось в волосах.
«Гривнов» был там же. Его приятное широкое лицо сейчас приобрело резкие и отталкивающие черты человека, который искренне наслаждается чьими-то мучениями. Рядом лежало и яблоко раздора: черный лакированный посох с желтым набалдашником ехидно поблескивал в тусклом свете факелов.
- Прекратите это немедленно! – вскричала Нелли, нарушив всю конспирацию и заработав многообещающий взгляд от учителя.
«Гривнов» вздрогнул, контролируемые им осы исчезли, лопнув как мыльные пузыри.
Предпринять что-либо участники действия не успели, ибо произошло одно весьма странное событие. Глаза Марии зажглись нехорошим фиолетовым огоньком, веревки сами собой слетели с ее запястий и лодыжек и змеями расползлись по всему помещению. Девочка начала медленно и пугающе карикатурно подниматься, будто марионетка, которую дергал за ниточки умелый кукловод.
- У нее начинается приступ! – первым опомнился «Гривнов» и не глядя бросился к шумевшему в некотором отдалении фонтану, где и застыл как памятник сам себе.
У Арчибальда и Нелли под рукой фонтана не было, и им пришлось спешно отбегать за поворот, где их было труднее всего достать. Оглушительный раскат чужеродной магии в виде черного сгустка, к счастью, пронесся вхолостую, оставив на стене пару внушительных вмятин.
Мария начала оседать на пол, и Нелли тут же кинулась к ней, Арчибальд же не обратил на учениц никакого внимания: преподаватель смотрел сейчас в ту сторону, где исчез Гривнов.
- Кажется, этот идиот угодил в фонтан красноречия, - с усмешкой проговорил сэр Кёркленд, - сейчас я его и допрошу.
Нелли чуть приобняла дрожащую как в лихорадке подругу, глаза которой все еще светились этим страшным мертвым огоньком. Однако вскоре заряд, видимо, кончился, и девочка обмякла, провалившись в глубокий и вместе с тем блаженный обморок.
Вернулся Арчибальд минут через пятнадцать. Лицо его посмурнело.
- Это он подал идею ритуала и уничтожил деревню. Но вместе с тем он ровным счетом ничего не знает о Кристалле Души и Приходящих с Рассветом. Значит, это сделал кто-то еще.
- Когда мы были в подвале, сэр, - решила раскрыть карты Нелли, пока преподавателю не до дисциплины, - мы видели совсем еще юного человека, мы даже приняли его за духа Эльберта… Но я положительно думала, что у господина Гривнова, точнее его двойника, есть сообщник. Кстати, сэр, а как он принял его личину?
- Очень неприятный способ метаморфизма, - поморщился темный маг, - иные могут превращаться по собственному почину, а некоторые могут так делать только после того, как убьют свою будущую «оболочку». Этот гад познакомился с настоящим мистером Гривновым еще до его смерти. Очаровал старика, подружился с ним, а сам творил чужими руками свои дела и прикрывался репутацией уважаемого в обществе человека, тем временем оставаясь в тени. Так и жил много лет под чужой личиной, притворяясь совсем другим персонажем. И вот сейчас решил пойти ва-банк ради какой-то семейной проблемы. Впрочем, потом мы еще разберемся, что это за приступы у вашей подруги. А сейчас я вызову наряды магической полиции, - тонкая рука потянулась к связной колбе, чтоб разбить ее, подавая тем самым сигнал полицейским, - а затем выходим наружу и отправляемся в школу.
- Хорошо, сэр, - проговорила Нелли, у которой уже совершенно не было сил спорить, - только давайте отправим весточку туда. Думаю, в этом замке должна быть хоть одна статуя связист.
Не прошло и десяти минут, как наряд полиции был на месте. Объяснив им ситуацию и разобравшись с издержками, Арчибальд схватил только что прибывшее письмо из школы и жадно впился глазами в строки.
Письмо упало на пол. Темный маг спрятал лицо в ладонях.
- Сэр, - осторожно позвала Нелли, которая все еще сидела с бессознательной подругой, - что-то случилось?
- На школу напали, мисс Ковалева, - проговорил Арчибальд глухо, - директор сообщает, что через один из неизвестных ходов в подвале всего пару часов назад в школу прорвались орды Приходящих с Рассветом.



Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
Девочка--вампДата: Понедельник, 20.08.2012, 02:56 | Сообщение # 36
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
Глава 12.
Когда Мария открыла глаза, то обнаружила, что уткнулась лицом в бордовый шелк с причудливым светлым кружевом. Кажется, именно в таком платье была на балу Нелли… Черт, как же болит голова…
- Ну наконец-то очнулась, - чей-то до боли знакомый голос над ухом.
- Нелли? – Мария повернула голову и попыталась сфокусировать взгляд на расплывчатой фигуре.
- А ты знаешь других идиотов, которые за тобой пойдут, когда ты внезапно пропадаешь с бала? – саркастично усмехнувшись, ответила Нелли.
- Да, таких нездоровых людей маловато, - с трудом улыбнулась Мария, пытаясь подняться.
- Юные леди, я бы попросил вас не выражаться, - вступил в беседу еще один элемент в виде несколько потрепанного, но вернувшего все свое высокомерие Арчибальда, - это не то, что приличные девушки должны произносить при преподавателе.
Девушки вздохнули и примолкли, решив не спорить с вредным преподавателем. А Нелли даже показалось, что после инцидента в подвале Арчибальд стал еще противнее. Впрочем, все это относительно, многие люди порой противны в разной степени.
Гнали изо всех сил, кеб трясся, соприкасаясь с дорогой, тонкая полетно-транспортная магия трещала по швам. Где-то вдалеке уже виднелись сигнальные башни школы, наполненные сейчас всполохами разноцветной магической энергии. Тревога. Старт для наступления.
Ровные газоны теперь топтали паникующие статуи, нервно сдирающие драпировку и разгуливающие в чем ма… то есть скульптор изобразил, тем самым пугая нервных манерных учениц магической школы.
- О Дионис, они поцарапают мою кожу! - прекрасная обнаженная нимфа из мрамора всплеснула тонкими ручками и с постамента кинулась прямо в череду стриженных кустов.
Иные посмелее, в основном метатели диском и накачанные силачи уже во всю по приказу преподавателей таскали ведра с водой: единственную защиту от подступивших к ограждениям тварей. Некоторые даже умудрялись призывать к порядку своих трусливых товарищей по постаментам.
Мраморные дети и купидончики ревели, держась за юбки матерей и просто случайно оказавшихся рядом леди. Количество обмороков росло в геометрической прогрессии.
- Как хорошо, что вы подоспели, - проговорил мистер Хабсон, когда летающий кеб пронесся над головами тварей и оказался в когда-то прекрасном и безмятежном парке, - еще бы немного, и они прорвали бы оборону.
- Они и так скоро это сделают, - не стал обнадеживать коллегу Арчибальд, - но мы, по крайней мере, можем отсрочить этот неприятный момент.
- А куда вы, кстати, ездили, коллега? – спросил директор, подозрительно поглядывая на замерших в паре шагов от преподавателя девочек.
- Миссис Валынская была околдована и украдена злоумышленником для… экспериментов, - солгал Арчибальд, - мы с мисс Ковалевой пошли по горячему следу, потому не успели никого предупредить. Но, к счастью, злоумышленник уже задержан, а девушки доставлены в школу целыми и невредимыми.
Мария незаметно выдохнула с облечением. Она больше всего боялась, что сейчас Арчибальд выдаст ее. Судя по тому, что успела ей нашептать Нелли, учитель теперь тоже знал о ее «маленькой особенности» и соответственно представляет себе масштаб опасности, которую она несет. Странно, что их правильный сэр Кёркленд еще не вызвал наряды магической полиции, чтоб забрать саму Валынскую.
- С этими юными леди вечно что-то случается, - покачал маленькой головкой мистер О’Доннел, поправляя посеребренную пряжку на зеленом плаще, - хотя не сказал бы, что мне это не нравится. В какой-то степени я даже завидую вам, коллега.
Арчибальд красноречиво посмотрел на карлика, ясно показывая, где он видел такое везение.
- Мисс Ковалева и так под вашим попечительством, - процедил он, - только почему-то мне вечно приходится спасать обеих. Может, миссис Валынскую перевести к вам?
- Увы, сэр, у меня не тот уровень подготовки, чтоб переходить в третью группу, - отрезвила преподавателя молчавшая до сих пор Мария.
- И вряд ли он у вас появится, миссис Валынская, если вы и дальше будете обучаться по этим типично английским методам, - ехидно проговорил полулепрекон.
- Да, ирландский же метод основан на алкоголе, от которого материал усваивается лучше, я и забыл, - огрызнулся Арчибальд.
Девочкам показалось, что преподаватели уже забыли и об ученицах, и о намечающейся битве с Приходящими. Начался типичный спор о том, чья национальность лучше. И в этом споре, как правило, не бывает победителей.
- Не вам говорить о любви к алкоголю, мистер Кёркленд…
- Коллеги, коллеги… Джентльмены!- прервал начинающуюся ссору директор, - я думаю, вы можете выяснить свои нелегкие отношения и после того, как мы разберемся с нашей главной проблемой. Вспомните, в конце концов, об учительской этике!
Пристыженные мужчины на миг прекратили буравить друг друга неприязненными взглядами и обратили сиятельный взор на ворота, которые уже едва сдерживали уродливых существ, которые переговаривались на своем странном похожем на постоянные щелчки и птичий клекот языке.
- Рассвет, - проговорила Ребекка, глядя на краснеющий горизонт, - сейчас они в своей полной силе.
Преподавательница была в пресловутых блумерах и коротком жестком корсете, что выглядело весьма странно на этой вечной ханже, хотя и терялось на фоне других дам, которые тоже сменили свои неудобные наряды на что-то более функциональное. Лишь те, кто не успел этого сделать, оставался в чем есть. Среди них были и Мария с Нелли. Ну и, конечно, леди Цицилия красовалась в извечной белой робе, ибо преподавательницу бытовой магии ничто не заставило бы надеть «мужской» наряд.
Защита, наложенная преподавателями, поддалась неожиданно. Ворота просто смели, будто бумажную конструкцию, и твари хлынули в парк с резко прекратившими функционировать фонтанами. Кто-то их отключил или забил. Кто-то изнутри. Значит, тот, кто все это задумал, был в школе.
- Посмотрите, все ли ученики здесь, - крикнул мистер Хабсон, отступая.
- Это не ученик, - в который раз проговорил О’Доннел, тоже не спеша вступать в бой с мерзкими существами, - ученикам такое не под силу.
- Этой ночью пропал мистер Доруа, он с моего курса, - сказала Ребекка, - но он слишком труслив и слаб, чтоб такое сделать. Так что можно считать это не более чем досадным совпадением.
Услышав в голосе преподавательницы нескрываемое презрение к оказавшемуся неугодным ученику, Мария в очередной раз порадовалась, что не она ее старшая преподавательница. Это и искать не стала бы, случись что.
- Может, снова доведем Марию до приступа, и она их… ну, по-быстренькому разнесет? – осторожным шепотом спросила Нелли, отступая вместе со всеми.
Мария не оценила идеи подруги. Ей сейчас совсем не улыбалось показывать кому попало свои особенности, будь они трижды прокляты.
Все решил один шаг, что совершил первый из Приходящих, за которым тут же двинулась вся остальная ворчащая что-то на своем языке братия.
- Воду, немедленно! – закричал мистер Хабсон, как только странные существа приблизились на достаточное расстояние.
Хлынула вода, расплесканная старательными статуями и учениками помладше, которые еще не могли принимать участие в битвах. Ее струи текли, переливаясь в рассветных лучах, отчего казались жидким золотом, которое… без особого вреда прошло сквозь наступающих Приходящих.
- Иллюзии, - тут же догадалась Ребекка, - это твердые иллюзии. Созданные Кристаллом души, иначе мы почувствовали бы это.
- Что же, - обреченно проговорил карлик-лепрекон, - кто-то очень хорошо подготовился, а мы вовремя этого не поняли.
- Что будем делать?
- А у нас большой выбор? – раздраженно проговорил Арчибальд, - будем отбиваться всеми силами, что у нас есть. Призывайте горгулий, никси и лепреконов…
- А мне помочь можно? – спросил чей-то голос совсем рядом.
Арчибальд обернулся и увидел красивую рыжеволосую женщину в длинном зеленом платье с золотым шитьем.
- О черт! – воскликнул преподаватель, отшатнувшись, чем вызвал искреннее веселье у баваан ши.
- Почти угадали, - благосклонно кивнула нечисть, - меня тут две дамы из вашей школы так хорошо развлекали давеча и, как оказалось, веселье здесь не прекращается ни на минуту. Так я могу остаться и пособить?
- Ну, попробуйте, - с опаской пробормотал Арчибальд, стараясь не смотреть на соблазняющую бестию, - только вряд ли вы сможете что-то сделать. Они… не совсем мужчины. У них вообще нет пола как такового.
- Уж со своими братьями я как-нибудь договорюсь, - неопределенно пожала плечами баваан-ши и больше не произнесла ни слова.
Тем временем иллюзии лопнули как мыльные пузыри и из-за них стали выходить настоящие твари. Только теперь у обороняющихся не было оружия против них. Маг мог создать воду, но это был лишь суррогат, подходящий лишь для украшения фонтанов в парках, шутих да утоления некоторой жажды.
Ребекка метнула заговоренные кинжалы, но они лишь чуть приостановили довольно быстрое приближение тварей. Рассветные лучи осветили синюшную кожу, заиграли на развивающихся робах и длинных белых волосах, становясь аурой силы и смерти.
Адепты помоложе стряпали недавно выученные заклинания, швыряя в наступающих Приходящих заклятиями от мозолей, от родовой горячки, заговоры, превращающие в курицу и нейтрализующие действия алкоголя на организм. Но мозолей у Приходящих не наблюдалось, родовой горячки - тем более, в курицу они превращаться не хотели, а в повальном пьянстве замечены не были.
Сотворив заговор замедления, заставивший землю превратиться в хватающие за ноги пальцы, Арчибальд повернулся к остальным участникам действия, у которых дела шли не лучше. Кого-то уже откровенно теснили, и им было не до праздной болтовни, кто-то все еще отчаянно отбивался, не давая тварям приблизиться. Иные вообще разбежались по кустам, взяв дурной пример с прекрасных мраморных нимф, любопытно выглядывающих из ровных ветвей.
- Кто-то должен пойти по тому тоннелю, откуда они пришли, - проговорил Арчибальд, обращаясь к тем, кто еще мог его слышать и, самое главное, воспринимать им сказанное, - мы долго не продержимся, нужно понять, кто все это сделал и какой механизм управляет ими.
Коллеги по преподавательской деятельности и жертвы оной уставились друг на друга, надеясь, что сейчас найдется кто-то смелый и бравым маршем пойдет на спасение родины. Патриотов, впрочем, как и смельчаков было маловато. Одно дело драться в общей куче, где тебя могут спасти, а совсем другое – в одиночку ходить по заброшенным ходам, где неизвестно еще, на что можно нарваться.
- Хорошо, - сменил тактику Арчибальд, - кто в точности знает, где находится этот ход? Чтобы немедля его найти и обследовать.
Все мрачные взгляды обратились к Марии и Нелли, что скромно стояли у уже надломившегося от чьего-то заклинания дерева и поддерживали дерущихся слабыми огненными искрами, а в случае Ковалевой еще и призывами к природе. Первокурсники в этом противостоянии оказались самыми слабыми звеньями, ибо за полгода они успели пройти лишь самые основы, и в основном теоретические.
- Кхм… ну… да, мы там были, конечно, - осторожно проговорила Нелли, - но я бы не сказала, что мы так уж хорошо помним дорогу…
Мария кивнула в подтверждение совершенно искренне: она и правда уже успела забыть про этот лаз, где первый раз они обнаружили вора и чуть не навлекли на себя беду.
- Кто-то должен пойти с ними, - не терпящим возражений голосом проговорила Ребекка, - я не доверяю этим юным леди.
- Я пойду с ними, - решился мистер О’Доннел, выступая вперед, - Нелли моя студентка, и я несу за нее ответственность. Ну а миссис Валынская, возможно, когда-нибудь сможет попасть ко мне.
Карлика смерили скептическими взглядами, но возражений не последовало. Мария улыбнулась, мигом почувствовав к преподавателю невообразимую нежность. Вот уж кто вступался и защищал просто от души, а не потому что так надо…
Умертвия наступали, сдерживающие заклинания трещали по швам, но преподаватели еще были готовы к обороне, потому в тварей полетели новые сплетенные заклинания. Статуи крушили голыми руками, теряя конечности, а порой и головы. Горгульи носились над головами бьющихся, насылая красноречивые проклятия и сбрасывая не менее красноречивые птичьи «послания» на голову врагов. Впрочем, последнее Приходящих волновало не слишком сильно, а вот союзников, на которых случайно попадало ценное удобрение, - да.
- Миссис Валынская, мисс Ковалева, нам нет смысла задерживаться, - сказал Джон О’Доннел, поворачиваясь к замку, - мы им ничем не поможем сейчас, если не поторопимся.
Девочки отвлеклись от завораживающего зрелища магических вихрей и расступающейся земли, сопровождаемыми плавными напевными фразами из заговоров. Некоторые маги достали свои магические книги, что выдавались всем адептам на третьем курсе обучения.
- Хорошо, сэр, - кивнула Нелли и, ухватив подругу за руку, кинулась к входу вместе с удаляющимся преподавателем.
Знакомые извилистые коридоры со стрельчатыми окнами и держателями, где спали магические огоньки, ничуть не изменились, разве что опустели и лишились доброй половины своих статуй.
Троица бежала вдоль одного из самых широких коридоров, что вел в жилые отсеки, откуда, как ни странно, легче всего было попасть в таинственный лаз. Прошел даже слушок, что ход был сделан одним из основателей школы, который влюбился в нимфу и таким образом бегал с ней на тайные свидания. Но скептики мало этому верили, полагая, что причина гораздо более прозаична: раньше Авалон использовали как склад для всякого ненужного барахла, когда стройка шла полным ходом. И, поскольку постоянно плавать на магических ладьях было неудобно, отстроили этот подводный лаз, закрепив его магией, чтоб вода не просачивалась. Заодно конструкция использовалась как отхожее место для рабочих.
Несколько склонная к романтизации окружающего мира Мария предпочитала придерживаться первой версии.
- Кажется, именно здесь он исчез, - проговорила Нелли, трогая кирпичную кладку на предмет скрытых рычагов, - тогда мы так и не поняли, как он это сделал.
- Мы и сейчас не понимаем, стоит сказать, - грустно ответила Валынская, даже не представлявшая, что может заставить человека пройти сквозь камень.
- Хм, ну это не так трудно, - сказал мистер О’Доннел, - тому, кто призвал приходящих, это удалось с помощью Кристалла Души. А для нас и заклинание сойдет.
Преподаватель пробормотал себе что-то под нос и скомандовав:
- За мной! – двинулся прямо на стену, вскоре погружаясь в нее, будто это всего лишь кусок плавленого сыра.
Прохождение через стену было совершенно незаметным для девочек. Будто и не было ее вовсе.
- Это твердая иллюзия, - пояснил Джон в ответ на недоуменные взгляды, - очень прочная, профессионал делал, каких сейчас не сыскать во всей Великобритании. Может служить и как стена, если проходящий не имеет нужного артефакта или не знает заклинания-ключа. Но вам, юным леди, я не скажу, как отпирать такие двери. Много знать будете, скоро состаритесь. Или попадете куда не надо.
За тайным проходом обнаружился вполне обыкновенный прямой ход, освещенный все той же желчью эльфа, потому споткнуться идущему не грозило.
А вот отсутствия приключений никто не обещал. На троицу двигался очередной представитель Приходящих с Рассветом, причем явно не из-за того, что был безумно рад их видеть.
- Кажется, кто-то выставил стража, - пробормотал Джон, отступая на шаг, - это плохо…
Нелли молча достала из декольте небольшую фляжку с водой и брызнула уродливому существо в ощерившуюся пасть, после чего Приходящий с Рассветом завыл и заметался, будто ошпаренный крутым кипятком.
- Молодец, - оценил находчивость девушки преподаватель, потянув учениц дальше по коридору, пока не очнулся сей странный страж, - очень неожиданный ход.
- Да уж, только после этого хода мне будет нечего пить в дороге, - для проформы проворчала Нелли, в душе довольная похвалой старшего учителя.
Авалон. Могучие деревья туманного острова качались на ветру, создавая иллюзию несокрушимой армии, что встала на защиту родных мест. Солнце уже почти стояло в зените, значит, скоро защитники школы смогут прорваться сквозь орды неизвестно откуда взявшихся тварей. Если, конечно, они смогут продержаться до полудня…
Авалон был не так велик, как казался с самого начала. Сейчас при свете дня он выглядел вполне небольшим клочком земли с пещерой, виднеющейся из-за строя высунувших свои корни из-под земли деревьев и кустарника.
И именно из-за небольших размеров довольно хорошо просматривался окровавленный алтарь посреди старинного кладбища, где по слухам был похоронен сам король Артур.
- Какой ужас… - прошептала Мария, приложив раскрытую ладонь к губам и морщась от приторного и тошнотворного трупного запаха. Знакомый с детства. Ненавидимый.
- Я до сих пор не понимаю, - тряхнула головой Нелли, стараясь не смотреть на останки человеческой плоти, которые еще не приняла в свои объятья сырая, размытая дождем земля, - предсказание асраи… Она говорила про иллюзиониста, который всегда был рядом и прикидывался другом, а на самом деле предан некромагу. Но ведь Гривнов уже пойман, не успев сделать что-то страшное, а тут объявляется еще один иллюзионист, который навредил нам гораздо больше, чем он…
- Предсказание могло и ошибаться, - пожал плечами мистер О’Доннел, - это так ненадежно, мисс Ковалева.
Видимо, карлик уже ничему не удивлялся, потому решил принимать все вновь открывающиеся факты из жизни буйных студенток как должное. Хотя, что более вероятно, он просто не имел привычки зацикливаться на мелочах.
- А вот и то, что нам нужно, - преподаватель подошел к окровавленному Кристаллу Души, - о, тут еще и одна занятная некромагическая штука…
Не успел Джон наклониться за искомыми вещами, как его тонкой шеи коснулся проржавевший насквозь с зазубренным лезвием меч. Но от артефакта исходила такая сила, что карлик замер не в силах сделать и шага.
- Не трогай это, уродец. Оно не для твоих грязных лап.
Перед девочками, будто выйдя из-за невидимого занавеса, появился хрупкий молодой человек с мелким бесом на голове, чуть прикрытым смешным разноцветным котелком, будто бы стащенным у местного клоуна. Было бы смешно, если бы не было так грустно.
Внезапно Мария вспомнила, что видела его среди русских гостей на балу. Этот странный наряд невозможно было не узнать. Только потом этот человек исчез из поля ее зрения, а там уже Гривнов, похищение…
- Мистер Мельницкий, - с трудом выговорив сложную фамилию, проговорил узнавший парня преподаватель, - зачем вы все это делаете? Что плохого мы сделали?
- Помолчи, карлик, - процедил названный Мельницким, - а вы, - он строго зыркнул на замешкавшихся девушек, - идите обратно и скажите своим, что им не на что надеяться! Они окружены! Ну?! Вы еще здесь?!
В голосе парня прорезались истерические нотки, меч в его тонкой руке заходил ходуном, грозя неосторожно перерезать преподавателю горло.
- Алексей! – властный голос Арчибальда разнесся по округе, заставив всех участников действия нервно вздрогнуть, - это была дурацкая затея. Ты не вернешь прошлого. Незачем мстить тем, кто не причастен к этой истории.
- Да что вы понимаете?! Что вы можете понимать, черствый сухарь, от которого даже шлюхи бегут на следующий день после ночи любви?! Я любил ее! Любил, понимаете?!
Щека Арчибальда дернулась, но больше никаких признаков долетевшей до цели шпильки не последовало. Преподаватель умел держать себя в руках.
- И ради одной женщины ты устроил нападение на всю школу, где никто кроме преподавателей не знает о том, что было? Это случилось пятьдесят лет назад. Может больше. Кстати, ты хорошо сохранился, поздравляю. Почти не постарел. Некромагия?
- Нет, особенности организма, - пробормотал парень, но потом опомнился и сильнее сжал в руке меч, - это знаменитый Экскалибур! Из гробницы короля Артура! Я убью этого уродца! А потом девок!
- Убивайте, - пожал плечами сэр Кёркленд, - Джон – ирландец, он мне никогда не нравился. А от миссис Валынской и мисс Ковалевой одни проблемы. Убьете, скажу вам откровенное спасибо. Только почему так дрожат ваши руки? Ах да, вы же никогда не убивали до несчастного принесенного в жертву ученика.
- Откуда… откуда…
- Догадался. Рука прирожденного убийцы тверда. А руки художника созданы только для красок и кистей. Мечи не для них.
- Валынская… Валынская… Анна… Михаэль Вольфович… фон Андерманы… - забормотал парень неразборчиво, но Мария ясно услышала его.
В следующий момент руки парня охватили невидимые путы, те же, что были и на Эльберте в тот самый знаменательный день. Не просто так Мельницкого развлекали беседами. Арчибальд все-таки выиграл время для того, чтобы сплести заклинание и незаметно послать его в сторону разнервничавшегося парня.
- Ненавижу! Ненавижу! – скатившись до банального визга, закричал пленник, неистово вырываясь, будто не веря, что путы настоящие.
- Ненавидьте, - согласился сэр Кёркленд, - это признак уважения. А вот мне, верите или нет, просто противно. Передо мной слабак. Слабак, который не смог отпустить прошлое и жить дальше.
Мельницкий дернулся как от пощечины и воззрился горящими ненавистью глазами на преподавателя.
- Ох, я уж думал, меня сейчас убьют, - пробормотал тем временем мистер О’Доннел, щупая шею на предмет повреждений. Обнаружилась небольшая царапина, к счастью, совместимая с жизнью, хотя и неприятно саднящая.
И лишь одной Марии казалось, что она стоит посреди театра абсурда, где лишь она не знает своей роли и на потеху публике выдает неумелый экспромт. Выходит, и этот человек знал ее отца и мать? Конечно, род Валынских, да и фон Андерман, достаточно древний известный, но слишком уж причудливо переплетаются их судьбы.
- Так ты дочь Анны… - настиг ее приглушенный голос связанного пленника, когда преподаватели отошли, чтобы вызвать в очередной раз наряды магической полиции, а проинструктированная Нелли пошла разбираться с артефактами, которые вскоре заставят Приходящих с Рассветом действовать как разрозненная и неспособная договориться толпа. В общем, вернет их в обычное состояние, - ты тоже осуждаешь меня?
- Кто я такая, чтоб вас судить….
- Я Андрей Иванович. Я знал вашу мать и вашего отца. Гривнов крутил Михаэлем как мог, чтоб он пал в объятья Анны. Я уже тогда догадывался, что за действиями Алексея кто-то стоит и изображал инфантильного идиота, чтоб его лапы не коснулись меня. А вы, значит, плод этой странной искусственной любви…
- А вот здесь уже не вам судить, что натурально, а что искусственно, - огрызнулась Мария, разозлившись то ли Андрея Ивановича, то ли на себя саму, потому что так болезненно отреагировала на выпад.
- Как говорила ваша подруга? Ложный друг, иллюзионист, который предан некромагу… Знаешь, а это предсказание не ошиблось. Она была некромагом.
- Она?
- Да. Хотите я расскажу вам? Хотите я покажу вам, как все было на самом деле? Какой она была? – в голосе парня прорезались нотки отчаяния и нежности к той, что осталась в далеком прошлом, которое он не смог отпустить.
Не успела Мария возразить, как ее сознание погрузилось в пучину чужих воспоминаний. Сначала картинка была неустойчивой, но потом девочка привыкла, и изображение приобрело небывалую яркость. Будто бы она сама проживала это…



Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
Девочка--вампДата: Понедельник, 20.08.2012, 21:51 | Сообщение # 37
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
«Вереск чуть покачивался на пологих холмах, ласкаемый теплым августовским морским ветром. Шелестит трава, разогретая пьяным раскаленным солнцем, отчего по всей долине разносится пряный запах свободы и сладкого каштанового меда.
Глубокие и мягкие звуки альтового гобоя пронзают тишину и безмятежность охваченного теплой марью луга. Ноты текут плавной рекой, берут за душу, заставляют до боли в легких вдыхать пряный воздух.
Здесь нет никого, лишь вдалеке блеют овцы, гонимые сонным пастухом, что прикрывает белые вихры широкополой шляпой, изредка подставляя солнцу облупленный веснушчатый нос.
Альтовому гобою начинает вторить безмятежный кузнечик. Тихие щелчки хорошо вписываются в исторгаемую английским рожком мелодию.
- Андрюша, тебя ли я вижу? – слышится звонкий, наполненный юной и еще не подавленной тяжестью судьбы радостью.
- Роза? – молодой парень в смешном котелке повернулся к подошедшей девушке, - Розочка… Да, я пришел к тебе.
- Почему же ты не зашел в школу? – спросила девушка, присаживаясь рядом, отчего задравшееся платье обнажило стройные ноги с аккуратной коленной чашечкой.
Кадык Андрея заходил ходуном от нарастающего возбуждения, что толкнулось в телу раскаленной жаровней.
- Боялся, что не пропустят, - пробормотал парень, убирая гобой в сумку, - ты же знаешь, как они помешаны на морали.
- Знаю, - серьезно кивнула она, но потом снова рассмеялась, легко и беспечно, - но сейчас мы вместе, и нет причины для печали.
Она встала, откидывая за спину светлые вьющиеся волосы, и стала развязывать тесемки корсажа. Легкое лиловое платье волной скатилось по тонкой фигуре, оставляя девушку лишь в кремовой кружевной рубашке и панталонах, которые вскоре тоже оказались на сочной летней траве. Мягкое английское солнце осветило бледные изгибы тонкого стана. Снова хохочет, будто бы и нет в ее жизни ничего, что омрачает ее ум и заставляет гладкую кожу собираться в мелкие мимические морщинки.
Бесстыдная хохотушка, что просто обожала показывать свое тело и сейчас откровенно наслаждалась его замешательством и желанием. Такой он ее и любил.
- Подожди, я хочу тебя нарисовать, - проговорил он срывающимся шепотом, раскладывая мольберт, что до этого забытый лежал в траве, - стой так, не шевелись, тебе так идет. Я хочу навеки запечатлеть этот образ.
Она улыбается и с радостью выгибается, подставляя обнаженное тело солнечным лучам, что оставляют на не привыкшей к загару коже красноватые пятна. Но они не обращают на это внимания, и вот скоро кисть начинает бешено скакать по бумаге, нанося топорные штрихи, что складываются в изящный девичий силуэт. Наметились черты лица, тени легли на бумажное тело, вдыхая в него новую жизнь.
- Скоро там? У меня нос чешется! – едва сдерживая смех и любопытство одновременно, говорит девушка.
- Совсем немного, - успокаивает ее парень, скидывая пиджак, чтоб он не мешал руке свободно двигаться, нанося штрихи, и оставаясь в плотных брюках и белой рубашке, - жаль, что рисунок не может передать всей твоей красоты.
- Брось, - улыбается, - твои рисунки прекрасны, в них душа, чувства, движение. Это нельзя променять ни за какое мастерство. Творчество перестает быть таковым, когда перерастает в ремесло.
Андрей пожал плечами: он был совершенно другого мнения и был готов отдать все то немногое, что у него было, ради того, чтоб хоть немного приблизиться к тем признанным мастерам живописи, картинами которых он восхищался в галереях и домах богатых дворян.
- Ну вот, готово, - наконец проговорил Андрей, поворачивая мольберт так, чтоб девушка могла видеть изображение.
- Ах, как красиво, - выдохнула Роза, прижимая ладони к губам, - если бы только я могла так рисовать…
- К чему тебе изображать красоту, если ты и есть она сама? Я буду писать картины за нас обоих, - дрожащие пальцы чуть прикоснулись к обнаженному колену.
- Попробуй догони! – сильное и ловкое как ветер тело взвилось с травы и понеслось навстречу теплым воздушным потокам.
Андрей ринулся за нею, отчаянно потея в своем плотном наряде, потому рубашка и штаны вскоре тоже полетели на землю, и парень совершенно не волновался о том, что потом придется искать одежду по всему лугу и есть возможность нарваться на возвращающихся с пастбища пастухов. Какая разница, что будет потом, если сейчас нагое тело прекрасной нимфы бежит впереди, будто маяк прокладывая ему путь. Простенькие цветы вереска и картины – это все, что он, голодающий юный художник, может дать ей. Красноватый букет в протянутой руке – знак остановиться. И девушка останавливается, принимая подарок. Это и было ему нужно. Андрей накинулся на Розу и повалил ее на землю. Цветы вереска рассыпались по разогретой солнцем траве, дыхание участилось.
- Андрюша… - говорит она шепотом, но он прикладывает палец к ее пухлым губам. Не надо сейчас слов. Ничего больше не нужно.
Губы, пробуя каждый сантиметр пылающего тела на вкус, скользят от самых ступней до плоского живота, потом обследуют груди с темными твердыми сосками, переходя на ключицу и шею, и как финал покрывают лицо сотней маленьких поцелуйчиков.
- Я….
- Не нужно слов…
Тогда тело беззвучно кричит о своем желании. Гибкая спина извиваясь, и девушка становится настолько близкой, что невозможно больше тянуть. Всего одно движение, краткий стон, и совершенно перестает что-то значить. Как раньше он вообще мог жить вне ее тела? Это какое-то безумие.
Они метались как два сумасшедших, разрывая тишину вересковых холмов отчаянными стонами и признаниями в любви, что уже невозможно было держать в себе….»

Мария смутилась и отвела глаза, выныривая из пелены чужих воспоминаний. Ей казалось, что она подсмотрела что-то слишком интимное, сокровенное, что ей видеть не стоило.
- Это не все. Смотри! – приказным тоном потребовал Андрей Иванович Мельницкий, и девочка снова ощутила, как чужая память накрывает ее с головой.

«- Куда вы направляетесь, молодой человек? – расторопный слуга ухватил идущего по коридору школы Андрея.
- К Розе Скетч, сэр, - выдавил парень, готовясь к тому, что его сейчас снова попытаются задержать по «этическим соображениям».
Но вместо этого мужчина опустил глаза и выпустил его локоть. Мельницкий уже собирался пойти дальше, но слуга преградил ему путь.
- Не стоит вам к ней ходить, молодой человек, - проговорил он после неловкой паузы, - сейчас не самое подходящее время для визитов к юной невесте.
- К юной невесте? – не веря своим ушам, воскликнул Андрей, - подождите, это какая-то ошибка. Роза ни за кого не собиралась выходить замуж. Я бы узнал об этом!
- Кто вы такой, чтоб докладывать вам о каждом шаге? – удивился слуга, - если девушка решила выйти замуж, то она не обязана ставить вас в известность, молодой человек.
- Пропустите меня к ней! – воскликнул юноша и, не слушая негодующих воплей за своей спиной, кинулся к знакомой двери.
Роза была там, все такая же цветущая и улыбчивая, но когда Андрей вошел в комнату, ее улыбка померкла.
- Зачем ты пришел? – спросила она, расправляя складки на длинной темно-синей юбке, - тебя сюда никто не звал.
- Роза, это правда, что ты собираешься выходить замуж? – пересилив себя, спросил Мельницкий.
- Да, это так, - пожала она плечами, - а чего ты ожидал? Что я буду ждать, пока ты своими рисунками не накопишь на семью и детей? Я не хочу быть старой девой.
- Но ты… ты же готова была ждать. Ты же любила мои рисунки! – юноше показалось, что в душе оборвалось что-то важное, без чего жить будет почти невозможно.
- Была готова. Теперь не готова. Уходи. Не надо мучить и себя, и меня. Все изменилось, мистер Мельницкий, и наши пути расходятся. Уходите. Или я начну кричать, чтоб сюда сбежались мои сокурсники. Вы этого добиваетесь?
Будто на ватных ногах Андрей покинул комнату девушки и остановился на минуту, в результате чего до него донесся звук разбивающейся вазы и сдавленные приглушенные рыдания, будто Роза ревела в подушку.
На следующей день она уехала во Францию к новому мужу, и больше Андрей ее не видел».

- Ее подговорили, чтоб она вышла замуж за богатого француза, оставив своего бедного возлюбленного. Родители, учителя – все твердили ей, что она должна оставить свои «глупости» и думать о будущем. И Роза не могла противиться, а чтоб мне не было больно, она изобразила остывшие чувства, но я-то, я-то знал, что любовь ко мне жила в ней до самой смерти. Она умерла скоро. Не выдержала свалившегося на нее горя и заболела. Она носила моего ребенка. И после этого я не должен был мстить тем, кто искалечил сразу две судьбы?
- Не мне судить, - повторила Мария, нервно теребя ворот ужасно грязного теперь платья, - ведь большинство не виновато…
- Представь, что тебя разлучают с тем, кого ты любишь больше жизни и отдают человеку, которого ты ненавидишь. Что ты будешь чувствовать?
Мария помимо воли представила, как ее отдирают от теплого и родного Константина и тащат под венец к уродливому и горбатому существу, которое почему-то отчетливо напоминало преподавателя практической магии, Роберта Дейли.
Договорить им не дали, ибо вскоре на горизонте появились оба преподавателя и Нелли вместе с ними. Все были уставшими, но довольными проделанной работой.
- Пойдемте, миссис Валынская, - позвал мистер О’Доннел, - больше эти мерзкие артефакты не потревожат наш покой.
- Сэр, а что сделают с… преступником? – спросила Мария.
- Вы не помните, чем караются нападение и попытка смертоубийства? – вмешался еще более раздраженный чем обычно мистер Кёркленд.
- То есть… его казнят? Но…
- Миссис Валынская, у вас что, патологическая страсть защищать преступников? – устало спросил Арчибальд.
- Эльберт не преступник, как вы уже могли убедиться, - едко ответила Мария, - просто он же не сделал ничего непоправимого, и…
- И продолжит всем мстить, если его отпустят. И обязательно дойдет до того, что совершит что-то непоправимое. И я очень надеюсь, что вы помните про принесенного им в жертву человека.
Валынская прикусила язык. Находясь в потоке чужих чувств, она совершенно забыла о том, что один из учеников был убит страдальцем. Нет, зря она его жалеет. Вдруг внезапно вспомнились убитые ей опекуны… Нет, ну это совсем другое. Они довели сами были повинны в своей смерти. Не убей их Мария, их все равно казнили бы по приговору суда, узнай, что они с ней делали. Или не казнили бы? Теперь Валынская совершенно не верила в правосудие, которое отняло жизнь у невиновного человека, даже не разобравшись в деле.
Что же, по крайней мере, обещание, данное Эльберту, она сдержала. Теперь вполне можно было позволить подруге взять себя под локоть и повести следом за удаляющимися преподавателями.
Школа не слишком сильно пострадала, что явилось единственной радостью сегодняшнего дня. Если не считать усеянной мраморной крошкой травы и множества сломанных костей как у учеников, так и у преподавателей.
- Нелли, - засыпая, позвала подругу Мария, - может, это странно, но мне жаль этого… Андрея Ивановича.
- А мне нет, - жестко ответила Нелли, приоткрывая один глаз, - я же не пошла мстить всем ради Анжелики.
- Анжелики? Что за Анжелика?
- Спи. Не было никакой Анжелики… Да, не было.



Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
NikoletteДата: Понедельник, 20.08.2012, 22:13 | Сообщение # 38
ME:A Gamer
Сообщений: 34160
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 32767
Статус: Нет в наличии
Награды: 668

Статус сообщение:
Я за тобой не успеваю... *стащила последние главы* С этим переездом ни поесть, ни поспать некогда. про чтение вообще молчу... ak


Правила данного сайта! Незнание не освобождает от ответственности!
Мой арт... Или его подобие...
Мы - Джонсы[династия Sims 3]
Сим-истории: 1.ОЖНЛ ))) 2.Неправильная любовь
Легко ли быть магом? (фанфик-рассказ 18+) / Легенды Скайрима (ещё одно дарк-фентези) - закрыто/на переиздании!
Для исправления моих же ссылок на Медиафайр, пишите в ЛС. Аккаунт заблокирован, файлы недоступны.
 
Девочка--вампДата: Понедельник, 20.08.2012, 22:45 | Сообщение # 39
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
Nikolette, да я уже почти закончила, не боись.) Сейчас дописываю последнюю главу.) Крепись...


Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
NikoletteДата: Понедельник, 20.08.2012, 22:52 | Сообщение # 40
ME:A Gamer
Сообщений: 34160
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 32767
Статус: Нет в наличии
Награды: 668

Статус сообщение:
Девочка--вамп, это уже конец? bq


Правила данного сайта! Незнание не освобождает от ответственности!
Мой арт... Или его подобие...
Мы - Джонсы[династия Sims 3]
Сим-истории: 1.ОЖНЛ ))) 2.Неправильная любовь
Легко ли быть магом? (фанфик-рассказ 18+) / Легенды Скайрима (ещё одно дарк-фентези) - закрыто/на переиздании!
Для исправления моих же ссылок на Медиафайр, пишите в ЛС. Аккаунт заблокирован, файлы недоступны.
 
Девочка--вампДата: Понедельник, 20.08.2012, 22:53 | Сообщение # 41
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
Nikolette, ну да... Но там будет еще вторая часть. И третья... и четвертая... и пятая... О, е-мое, сколько ж их там...


Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
Девочка--вампДата: Вторник, 21.08.2012, 00:49 | Сообщение # 42
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
Рождество – это особый праздник. Кто-то из магов говорит, что он тоже является глупым пережитком прошлого, но, наверное, это единственная традиция простых людей, которая прижилась везде, несмотря на культ духов предков. Шустрые просветители тут же придумали легенду о том, что в этот день духи предков тоже любят посидеть у жарко натопленного камина и посмотреть, как их потомки улыбаются друг другу, дарят подарки и поздравляют с праздником, становясь гораздо ближе. Никто спорить не стал.
Утром узкие дорожки припорошил легкий рождественский снежок, создавая особую атмосферу в огромном бальном зале с накрытыми столами и огромной украшенной стараниями шустрой школьной нечисти елкой.
- Я еще никогда не справляла Рождество, - призналась Мария, отворачиваясь от елки, - наверное, это ночь особенная.
В честь празднеств все ученики были освобождены от занятий и сейчас готовились к отмечанию. Кто-то запаковывал подарки, которые не успел приготовить ранее, кто-то выбирал наряд для тематической кадрили, кто-то помогал украшать зал гирляндами, а камины – носками.
- Какая же ты наивная, подруга, - засмеялась Нелли, высовываясь из открытого окна и невзирая на холод ловя на протянутый язык редкие снежинки, - живешь в мире магов, а сама еще веришь в какие-то особенные ночи. Магия вокруг тебя каждый день, неужели ты этого не замечаешь?
- Замечаю, - фыркнула Мария, - но вокруг меня ремесло, которому надо учиться долгие годы. А я хочу самого обыкновенного чуда. Чтоб взмахнул рукой, и вдруг все кардинально преобразилось. Люди стали добрее, счастливее, войны прекратились…
Нелли передернула плечами, одним этим жестом выражая свое отношение к подобным заявлениям.
- И все равно я жду, что в этот день произойдет что-то особенное, - скорее больше из упрямства проговорила Мария, глядя на далекие силуэты спешащих куда-то людей с подарками подмышкой.
Ночь вступила в свои права совсем скоро, зажигая сотню магических огоньков на небольших домиках в отдалении и фронтонах замка. И, конечно, огромная ель в центре бального зала замерцала сотней красок, становясь центром внимания всей собравшейся ученическо-преподавательской аудитории.
Шустрые лакеи в сине-серебристых ливреях разносили игристое вино в хрустальных фужерах, ловко снуя между роскошными нарядами.
Все присутствующие были наряжены в красивые японские кимоно и держали в руках кто веера, кто легкие зонтики-парасоли. Раскрашенные вопреки моральным устоям лица, шпильки в высоких прическах или париках (это кому как повезло с волосяным покровом).
Все были готовы к костюмированной постановке, что на этот раз делалась под японские мотивы. Идею поддержало большинство, и праздник имел место быть. Тем более большинство студентов после обучения в Великобритании скорее всего поедет на стажировку именно в японскую Хосётави, так что надо знакомить молодежь с культурой страны.
Марии очень повезло с волосами, потому на ее черную шевелюру, собранную золочеными шпильками, завистливо поглядывали светловолосые англичанки, которым, увы, пришлось надеть парики. Это доставляло девочке несказанное удовольствие.
Несколько наделенных актерским талантом учеников в миниатюре рассказали японскую легенду про дракона Ямата-но ороти, которого поил сакэ хитрый бог Сусаноо-но микото, после чего разрубил на кусочки. Первый в этом случае весьма потешно изображал крайнюю степень опьянения, а второй воинственно размахивал мечом, «разрубая гадину, дабы не ел невинных дочерей Асинадзути и его жены Тэнадзути».
Зрители, позабыв про все свои заботы, от души смеялись над героями. Симпатии даже разделились. Практикующие темную магию кидали советы дракону как надо пить, а светлые поддерживали драконьего искусителя громким улюканьем.
Вскоре на импровизированную сцену вышла еще одна актриса с марлевой повязкой на лице, а за ней маленький светлоголовый мальчик с первого курса, и зрители наглядно увидели, как опасно гулять ночью в одиночку.
- Я красивая? – глухим голосом поинтересовалась женщина.
- Н-ну… - растерялся мальчик, делая шаг назад.
Тогда актриса содрала марлевую повязку, и зрители ахнули, увидев наведенную иллюзию в виде шрама от уха до уха и оскалившейся пасти.
- А красива ли я теперь?
- Н-нет… - выдавил парень и тут же рухнул от удара огромных ножниц. Брызнула наколдованная кровь.
- А всего-то надо было ей в ответ задать какой-нибудь вопрос, - посочувствовал за спиной Марии один из знатоков японских легенд.
Но, слава духам, вскоре время страшилок подошло к концу, актерам активно захлопали и под бурные овации они ушли переодеваться.
Заиграла музыка, присутствующие построились парами, и начались танцы от полонеза до мазурки и кадрили. После всех пережитых ужасов девочка решила, что насмотрелась на чудовищ достаточно, так что переходу от постановок к танцам восприняла с воодушевлением, тем более что за время учебы она немного подтянулась по танцам и теперь не спотыкалась на каждом шагу, угрожая благосостоянию ног танцующих рядом.
А еще были сладости. Марии пришлись по вкусу карамельные домики и индюшачье мясо. Ну и, конечно, пирожки с вишней. И с курицей… Нелли же, более прохладно относящаяся к мясу, наворачивала сладкий ягодный пудинг с таким довольным лицом, что хоть в пору умиляться.
- Смотрите, летающие сани! – крикнул кто-то из малышни, и все высыпали во внутренний дворик. Кто-то из младших даже забыл надеть верхнюю одежду и тут же был отправлен учителями обратно, одеваться.
На улице действительно стояли запряженные оленями сани, откуда выглядывал довольно странный Санта-Клаус. На нем красовался зеленый костюм с посеребренным ремнем и пряжкой, а на рыжеватой голове высился красный колпак.
- Прошу прощения, не было времени переодеться, - покаянно сообщил мистер О’Доннел, выскакивая из саней и приоткрывая заднюю дверцу, - а теперь, уважаемые ученики и учителя, подарки для вас! Да не все сразу, в очередь, в очередь, ни от кого подарок не убежит! Молодые люди, не деритесь, от этого дело быстрее не пойдет!
Пришлось успокаивать особо ретивых сигнальными молниями, угрозами, на которые никто, конечно, сейчас не реагировал, и банальными снежками в спину.
- Ну вот, кажется, разобрались, - весело улыбнулся лепрекон, - а теперь по списку. Кто у нас хорошо вел в этом году?
Мария и Нелли обменялись взглядами. Что-то подсказывало им, что топить камин в следующем году им будет чем. Ибо их поведение уж никак нельзя назвать примерным.
Но худшие опасения не оправдались: девочки тоже получили по увесистой коробке, каждая в синей фольге и с золотистой лентой.
- Ну, распечатывай! – нетерпеливо проговорила Нелли, которая уже во всю орудовала руками в жажде добраться до вожделенного подарка, - ура, это даже не угольки для растопки камина, - воскликнула она, доставая книгу-путеводитель по сортам тюльпанов, - наверное, это из дома… Кто-то из соседей подсуетился, некоторые из них знают мои увлечения, - пробормотала Нелли с внезапной грустью.
Мария наконец справилась с оберткой и достала из коробки жемчужное колье с короткой запиской.
- Это от Константина, - прошептала Валынская затаив дыхание, - он выражает надежду, что со мной все в порядке.
Девочка прижала записку к груди, почти что игнорируя подаренную драгоценность. Драгоценностей у нее было много, а вот муж всего один. И он так редко писал ей в последнее время…
- Дорогой подарок, - протянула Нелли, - любит он тебя. Кто бы меня так любил…
- Давай пойдем в комнату, а то я уже немного устала, - чтоб отвлечь девушку от неприятных мыслей, проговорила Мария, кладя руку подруге на плечо, - у меня там есть подарок и для тебя.

Арчибальд удалился от рождественской канители и уединился в своем кабинете, где наслаждался тишиной и покоем. Не то чтобы он не любил этот праздник, но одно и то же из года в год и так почти век… Надоедает, и со временем все больше стремишься к покою и уединению вместо шумных гулянок.
Хотя нет, принять определенную долю алкоголя на грудь все-таки хотелось. Запоздало на него как снежная лавина накатила вина. Ему запоздало стало стыдно за то, что по его вине произошло с одной из студенток, а заодно и со студентом.
Преподаватель до последнего думал, что совершил это дерзкое преступление именно Эльберт. И ведь никогда раньше он не ошибался в таких вещах, интуиция работала безотказно. Почему на этот раз все пошло не так, как хотелось бы? Старость не в радость…
Рука потянулась к коллекционному виски и доверху наполнила высокий стакан искрящимся напитком и отхлебнул. Даже алкоголь потерял сегодня свой вкус. Да что ты будешь делать, что за напасть!
Увы, по единственному безотказному закону нашей жизни – закону подлости, - именно в тяжелые и кризисные жизненные моменты с нами нет тех, кто мог бы поддержать и сказать, что не все так плохо.
Оправдал себя этот закон и в случае Арчибальда, потому пришлось утешаться в объятьях одной из знакомых «доступных девочек».
Высокая, грудастая, грубоватая лицом и темноволосая, Жанетта была некрасива, но опытна, за что и ценил ее сэр Кёркленд.
- У моего лорда плохое настроение? – шаловливая ручка потянулась к карману, откуда неосторожно высунулся бумажник.
- Не лезь, - коротко оборвал ее мужчина, перехватывая ловкие женские пальцы, - пока не отработаешь, и пенса не получишь. Знаю я тебя. Никаких авансов и предварительных плат, лиса.
Губки вытянулись в трубочку, но Арчибальда это не впечатлило. Ночная бабочка вздохнула и нехотя приступила к работе. Вообще женатых в этот праздник цепкие жены не отпускали обычно, зато у свободных и неопытных юнцов открывалось второе дыхание, потому Жанетта сегодня была выжата как лимон.
- Чего же хочет мой лорд? – пиджак расстегнулся не без помощи ловких пальцев.
- Пожалуй, всего и помногу, - решил мужчина, скидывая ненужную деталь костюма и ослабляя галстук, - я никуда не спешу. И готов платить.
- Последнее особенно меня радует, - облизнула губы Жанетта, наливая клиенту его любимый виски, - знаете ли, сэр, немногие готовы щедро платить бедной женщине.
- Так и знал, что вам, женщинам, нужны только деньги, - криво усмехнулся Арчибальд, судорожно глотая восхитительный напиток сначала из стакана, а потом и из бутылки, - ради них готовы стелиться перед любым.
- Ну, за других не скажу, а у меня такая работа, - игриво пожала плечами Жанетта, - и платите вы мне, лорд, вовсе не за болтовню, ведь так?
Дело уже привычное, будто бы тоже превратившееся в определенное ремесло. Темные локоны разметались по противной шелковой поросячьего розового оттенка подушке. Перед глазами как наваждение встала хрупкая одетая лишь в окровавленную рубашку фигурка с черными растрепанными волосами. Нет. Арчибальд потряс головой и прикрыл глаза. Это было ошибкой, которая уничтожила все хорошее. Не надо об этом вспоминать. У девчонки есть муж, она как-нибудь разберется со своей жизнью и без него.
Из оцепенения его вырвал низкий грудной стон откуда-то снизу. Губы влажные, тело трясется.
- Ты лучший… - тихий выдох после очередного резкого движения.
Симулирует, зараза. Симулирует настолько явно, что и слепой это заметил бы. Сколько у нее за день таких «лучших»? Мужчине неудержимо хотелось ударить ее наотмашь.
- Я, пожалуй, пойду домой, - проговорил Арчибальд вставая и быстро натягивая штаны.
- Ну вот, а кто-то обещал мне насыщенную программу на ночь, - обиженно надула губки Жанетта, переворачиваясь на бок и скребя ноготками по шелковой простыне.
- Не сегодня, - мужчина оделся и кинул на постель деньги, - держи. И выспись, у тебя синяки под глазами. Загнешься еще от такой жизни.
Мистер Кёркленд как в воду глядел. Жанетта действительно умрет через пару лет, подхватив галльскую болезнь, сифилис. Но кого это в конце концов волнует? Мало ли, сколько шлюх умирает ежегодно? Кто их считает?

Виктория вырвалась из тяжкого плена мамок-нянек, что старательно запирали ее в комнате и не менее старательно усаживали за вышивание, которое девушка, как уже известно, ненавидела до нервной чесотки.
Увы, рождественскую ночь она уже почти пропустила, но была еще надежда застать хотя бы кусочек праздника и попробовать праздничную индейку.
От дома в Бирмингеме до магической школы на летающем кебе было рукой подать, и девочка тут же загрузилась в поздний транспорт. Маг, управлявший движением, приветливо ей улыбнулся.
Почивший отец Арчибальда и Виктории ненавидел Рождество, считая его пустой тратой времени, потому запретил семье и слугам праздновать его. С тех пор так и повелось, даже после смерти уважаемого Роберта Кёркленда. Матери было все равно, слуги не смели пикнуть слова против, Арчибальд не появлялся дома месяцами, а Викторию никто не слушал.
Пуддинг и идейка вправду были восхитительны, но насладиться ими в полной мере только что прибывшая Виктория не успела. Шестое чувство буквально толкало ее подняться наверх, в кабинет брата.
И не подвело. Глазам девушки предстал унылый вид пустых бутылок из-под виски и расхристанного Арчибальда, развалившегося в кресле и допивающего последний стакан.
- Арчи, ты что, пьян? – задала очевидный вопрос Виктория, подбегая к брату, - и что ты удумал? Что матушка скажет? А ну, отдай!
Девочка попыталась выхватить полупустой стакан из рук мужчины, но тот начал активно сопротивляться.
- Уйди, ж-женщин-на… In vino veritas, з-знаешь ли! – стакан выскользнул из вспотевших рук и опрокинулся на пол, разливая драгоценную жидкость, - ну в-вот, - расстроился мистер Кёркленд, - а все ты ви-виновата! Все зло от женщин! Изворотливые, жадные до денег…
- Да уж, - шепотом прокомментировала Виктория сложившуюся ситуацию, - дома грядет скандал. Надо будет спрятать от матушки все тяжелые предметы и зеркала, прибьет же ненароком…
Как бы тихо девушка ни говорила, а Арчибальд все равно ее услышал и сильно возмутился:
- Да чхал на эту ма-матушку! Что она мне? Ничего!
- Это точно, - хмыкнула девушка, помогая брату подняться, - пойдем уже, проспишься, болезный.
Громко хлопнула дверь, послышалась пьяная песня, а потом в кабинете воцарилась тишина.



Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
Девочка--вампДата: Вторник, 21.08.2012, 00:50 | Сообщение # 43
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
Доступно только для пользователей


Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
Девочка--вампДата: Вторник, 21.08.2012, 00:51 | Сообщение # 44
Сообщений: 12115
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 4667
Статус: Нет в наличии
Награды: 165

Статус сообщение:
Конец первой части.


Правила этого сайта - желательно внимательно прочитать и выучить наизусть.
Справка и ответы почти на каждый ваш вопрос - что с этим делать - см. ссылку 1.
История рода Валынских: Дорога в некромаги (закончено)
Сборник рассказов: Путешествие по мирам
Симы для Симс 2
 
NikoletteДата: Пятница, 24.08.2012, 14:01 | Сообщение # 45
ME:A Gamer
Сообщений: 34160
Пол:
Откуда: Российская Федерация
Популярность: 32767
Статус: Нет в наличии
Награды: 668

Статус сообщение:
Прочла. Неожиданно грустный конец. За что ей всё это в 16-то лет? Два вопроса: чей же всё-таки ребёнок и кого она видела в зеркале? Мистика. Нравится, затягивает. Жаль, конец оказался таким скорым, но хотя бы с явным намёком на продолжение. ;)


Правила данного сайта! Незнание не освобождает от ответственности!
Мой арт... Или его подобие...
Мы - Джонсы[династия Sims 3]
Сим-истории: 1.ОЖНЛ ))) 2.Неправильная любовь
Легко ли быть магом? (фанфик-рассказ 18+) / Легенды Скайрима (ещё одно дарк-фентези) - закрыто/на переиздании!
Для исправления моих же ссылок на Медиафайр, пишите в ЛС. Аккаунт заблокирован, файлы недоступны.
 
Форум, посвященный играм The Sims 4,3,2,1 » Общение » Литература » История рода Валынских. Дорога в некромаги (1 часть)
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск: